Колумнист Office Life — редактор сайта Республиканского союза туристических организаций toursoyuz.by Лилия Кобзик собрала все за и против проекта нового Закона «О туризме», и оказалось, что вопросов возникает больше, чем измененный документ дает ответов.

Самые кардинальные и спорные изменения касаются условий осуществления туроператорской деятельности. По новому закону, для того чтобы быть туроператором, нужно иметь финансовые гарантии. На выбор туроператорам предлагают три варианта: страховая гарантия, депозит в банке либо ежегодный взнос в фонд персональной ответственности.

Сегодня многие задумываются: если бы прошлым летом так звучно не лопнула российская компания «Натали Турс», появились бы в законе пункты 18 и 19, посвященные фингарантиям? Проект, заложенный в законодательные планы, как раз был в активной фазе разработки, когда наш туристический рынок накрыло ударной волной с востока. Пострадали около тысячи белорусских туристов. Отечественные турагенты самостоятельно выкручивались из ситуации, поскольку по договору именно они несут полную ответственность перед клиентами. Разработчики проекта тут же внесли в закон нормы о фингарантиях, которые, по замыслу, должны обеспечить подушку безопасности для туристов в случаях банкротств туроператоров.

ГАРАНТИРУЮТ ЛИ ТАКУЮ ПОДУШКУ ПРЕДЛОЖЕННЫЕ НОВОВВЕДЕНИЯ?

Не секрет, что наши новоявленные туроператорские фингарантии в значительной степени копируют российское законодательство. Именно на Россию, откуда за период после 2011 года к нам (где-то сильнее, где-то слабее) докатилось эхо 24 (!) банкротств местных операторов, мы посмотрели в первую очередь, сочиняя новый закон для белорусского рынка.

В самой России фингарантии оказались непростым делом. К примеру, пострадавшие российские клиенты «Натали Турс», несмотря на наличие у оператора страховых гарантий, получили всего лишь в среднем 4% компенсаций от потерянных сумм. То есть данный инструмент в России есть, но назвать его эффективным довольно трудно.

В России не скрывают, что фингарантии являются скорее ценой входа на рынок, ну и неким социальным инструментом, благодаря которому государство демонстрирует, что как бы защищает клиента от рискового туристического бизнеса, но не реальной подушкой безопасности для туристов в случае банкротства оператора.

В данный момент ситуация с новым законом и теми самыми пунктами о фингарантиях оказалась вообще уникальной. Если в России страховые компании хотя бы третьего или четвертого эшелонов готовы страховать туроператоров (ведущие игроки российского страхового рынка за такое не берутся!), то наши страховые уже ясно высказались: фингарантиями для туроператоров заниматься не будем ни при каких условиях! Еще бы: белорусские страховщики приходят в ужас, когда слышат о том, что нужно будет застраховать присутствующих на нашем рынке зарубежных (в основном российских) туристических китов — а именно они контролируют львиную долю белорусского рынка! То есть в закон изначально заложена норма, которая в обозримом будущем вряд ли будет применяться на практике. Банковские гарантии также негласно объявлены нерабочим инструментом, учитывая реалии беларуского рынка (при этом норма остается в проекте).

Наиболее желанным вариантом для разработчиков является фонд персональной ответственности. Тоже, между прочим, никому не понятная дефиниция, все подробности которой обещают раскрыть в специальном постановлении уже после принятия закона. В самом проекте сказано лишь, что отчислять в этот фонд нужно будет 1% от оборота (с возможностью повышения до 7%). Фонд направлен на выплату компенсаций в случае банкротств туроператоров, входящих в ту структуру, которая этот фонд учредит, ну и отдельным пунктом в проекте значится, что Совмин сможет в случае необходимости по своему усмотрению распоряжаться этим фондом.

Самую бурную реакцию у туроператоров вызывает сумма отчислений в фонд. 1% при маржинальности бизнеса 4−5% — это много. Ну, а 7% — вообще за гранью здравого смысла. Набрать оборотку в $5−10 млн в турбизнесе просто (при цене путевок от $500 до $1000 и гораздо выше), а вот заплатить в начале года $100 тысяч и более в фонд — нереально. Впрочем, для зарубежных игроков это не так уж болезненно. А вот что будет с белорусским национальным турбизнесом?

Сколько наших туроператоров останется на рынке, после «зачистки»? Что будет с рынком автобусных операторов — исконно отечественная ниша туроперейтинга? Пойдет ли на пользу туристам уменьшение количества игроков на рынке? Не последует ли удорожание туров с вылетом из Минска?

Немаловажно также для бизнеса знать: каким образом будут тратиться деньги из фонда? Почему честные игроки должны покрывать финансовые просчеты нечестных? Можно ли будет забрать свои деньги из фонда в случае выхода из бизнеса без проблем и долгов? В данной редакции норма выглядит еще одним дополнительным налогом на бизнес. Как это стыкуется с политикой государства на либерализацию условий для предпринимательской деятельности?

Ну, и если уж говорить о защите интересов туристов, то новый закон никак не защищает клиентов от тех самых мошенников, которые представляют реальную угрозу для клиентов. Именно фирмы-«однодневки» являются основной бедой для белорусского рынка. Белорусские туроператоры не банкротятся — в силу созданной в стране жесткой системы ведения бизнеса: не проплатишь — не улетишь. А вот агенты, бывает, проиграют деньги в казино или вылетают в трубу, беспорядочно раздавая скидки. Лицензии отменили, их не вернешь, хотя крепкие профессионалы слегка тоскуют по этому административному инструменту. Обязательная сертификация — тоже не лучший вариант, учитывая, как тягостно у нас меняются ГОСТы и стандарты. В проекте заложена норма обязательного внесения фирмы в реестр, но никаких, даже минимальных профессиональных барьеров для входа на рынок опять-таки нет.

То, о чем умоляли беларуские турагенты, страдающие каждый раз, когда банкротится российский туроператор, — разделение ответственности между туроператором и турагентом, — в проекте тоже прописано нечетко. Вводится норма солидарной ответственности. Но сферы компетенции туроператоров и турагентов, по сути, не разделены. Оператор должен отвечать за продукт, турагент — за продажу, в проекте этого нет.

Более того, такого понятия, как турпродукт, в новом законе нет вовсе. Тем не менее в современном турбизнесе это очень важная вещь. Зато проект содержит норму, которая обязывает турагента бронировать услуги только у резидента Республики Беларусь. Если агент забронирует билет на сайте зарубежного лоукостера, а отель — в какой-либо бронировочной системе, не имеющей юридического лица в Беларуси, он уже автоматически становится туроператором и обязан иметь фингарантии. С позиции разработчиков, норма логичная: бронируешь услуги у того, у кого нет фингарантий, распространяющихся на белорусский рынок, — становись туроператором и вноси деньги в компенсационный фонд.

Но в наших условиях данное требование явно сковывает возможности белорусского рынка, делает дороже отечественные туруслуги, заставляет туриста уходить напрямую к иностранным операторам, авиакомпаниям и системам бронирования. Кто в этом случае выиграет?

Все это вопросы, на которые проект закона пока, увы, не дает ответа. А между тем аналитика должна была быть проведена предварительно. Ведь на кону не только судьба туроператоров и турагентов, но и интересы беларуских туристов.

Понятно, что у разработчиков законов всегда свои мотивы и рамки, у игроков рынка — свои. Но свести интересы воедино, безусловно, нужно. Тем более что содержатся в проекте и реальные, нужные рынку механизмы — такие, например, как электронный договор, от отсутствия которого давно страдала отрасль.

Критиковать, как говорят, всегда легче, чем предлагать. Можно понять Министерство спорта и туризма, которое является разработчиком документа. Оно должно и ответить на вызовы времени (те же банкротства хоть и не отечественных, но целиком вписанных в нашу систему российских операторов!), и позаботиться о развитии въездного туризма (к сожалению, почему-то у нас считается, что при этом нужно прижать выездной), и дать отрасли основной закон, который не разрушил бы такую хрупкую рыночную конструкцию, как беларуский турбизнес.

И в конце концов, как же защитить того самого клиента, который может оказаться крайним, когда оператор не в состоянии свести концы с концами?

Наверное, защищать нужно так, как это делается во всем мире. А не только как в России. Сегодня обычный польский турист имеет не менее пяти страховок на руках, выезжая по стандартной путевке в Грецию или любую другую страну. У операторов тоже есть фингарантии, но они небольшие и разумные, дающие возможность не вымывать деньги из оборотных средств, которые нужны на развитие бизнеса. Во всех цивилизованных странах гарантии для туристов и возможности свободного ведения бизнеса обеспечены системой многочисленных страховок и противовесов, а не просто одной административной мерой. Возможно, мы тоже когда-нибудь придем к этому варианту. Конечно, если будем профессионально заниматься темой, изучать мировой опыт, искать компромиссы, а не рубить с плеча.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...