Минская милиция вновь оказалась в центре скандала: в новогоднюю ночь сотрудник милиции стрелял в 28-летнего жителя Минска, который вместе с друзьями и их семьями отмечал дома Новый год. Следственный комитет уже возбудил уголовное дело за сопротивление сотруднику милиции против 28-летнего минчанина, который в тяжелом состоянии находится в реанимации.

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Фото: Павел Добровольский, TUT.BY

Почему версия происшествия в редакции ГУВД Мингорисполкома выглядит очень неубедительно – рассказывает бывший следователь прокуратуры Олег Волчек.

-Следственный комитет поспешил, возбудив против потерпевшего уголовное дело по статье 363 Уголовного кодекса – сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющим правопорядок. Опыт следователя мне подсказывает, что в данном случае следовало возбуждать уголовное дело по факту превышения власти сотрудником милиции – по части 3 статьи 426 УК. Бегством с места преступления сотрудник милиции уже нарушил и закон об органах внутренних дел, и Уголовный кодекс, согласно которому сотрудник милиции обязан оказать первую медицинскую помощь пострадавшему. Теперь доверие к показаниям милиционеру под большим вопросом? А это значит, что его версии получения черепно-мозговой травмы доверять необходимо с осторожностью.

Практика знает несколько подобных уголовных дел. В 2006 году я с кандидатом в президенты Александром Козулиным пытались пройти на пресс-конференцию, сотрудники милиции в штатской одежде перекрыли нам дорогу, применили физическую силу. Мы с Козулиным задержали двух человек в штатском, а позже выяснилось, что один из них, сотрудник ОМОН Якимович, тоже сбежал с места происшествия, у которого позже тоже обнаружилась черепно-мозговая травма. Бегство с места происшествия ставит под сомнение обстоятельства получения травмы.  Или вспомнить стрельбу в Минске, когда из-за неправильной оценки обстановки – погиб милиционер и хозяин дома.

Применение табельного оружия четко регламентировано законом об органах внутренних дел: оружие применяется в исключительных случаях, после следующих мер: физическая сила, спецсредства (резиновая дубинка, газовый баллончик, электрошокер) и только в исключительных случаях – огнестрельное оружие. «Предупредительный выстрел» не регламентирован законом. Сотрудник милиции был не один – несколько, они обязаны были  справиться без оружия с невооруженным хозяином квартиры, который якобы оказал сопротивление. Оружие применено в узком ограниченном помещении – подъезде, где пуля могла причинить вред и другим гражданам. Мы видим пулевые отверстия в кабине лифта, откуда могли выходить жители подъезда, пули могли срикошеть в любую квартиру…

Большие подозрения вызывает мотив применения оружия. Из следственной практики знаю, что патрон не засылается в патронник сразу, даже в боевых условиях в Афганистане (на охране объекта, например) нам запрещали досылать патрон в патронник: можно ранить и себя, и окружающих. У меня возникли большие сомнения, что подозреваемый полез под одежду сотруднику милиции, открыть кобуру и пытаться забрать пистолет. Тем более, что милиционер был не один.

В любой ситуации милиционер обязан был оставаться на месте происшествия, оказать первую медицинскую помощь пострадавшему, дожидаться прибытия следственной группы. Раз милиционер убежал – может, что-то скрывал? Вспомним трагедию с участием исполняющего обязанности начальника ГАИ Барановичей…

Каким образом сотрудник милиции получил черепно-мозговую травму?

Сколько выстрелов прозвучало в подъезде? ГУВД Мингорисполкома заявляет про три выстрела – один в сторону и два в подозреваемого. Куда произведен предупредительный выстрел: в потолок, в почтовые ящики или в тело человека, в ноги или в туловище? Судя по всему, две пули застряли в подозреваемом, но не в мягких тканях, а в грудной клетке, в легких. Это ранение несет прямую угрозу жизни человека, существуют опасения, что раненый может не выжить.

Почему на место происшествия выехал один сотрудник патрульно-постовой службы? На чрезвычайные происшествия должны выезжать не ППСники, а наряд ОМОНа – специальное подразделение милиции, которое должно реагировать на экстремальные ситуации. Почему сотрудник ППС пошел в квартиру один, а не втроем? Сотрудники ППС во время дежурства должны быть экипированы бронежилетами и касками?

К сожалению, в Беларуси нет независимой экспертизы – только ведомственная. Поверьте, независимая экспертиза установила бы, что сотрудник милиции неправомерно применил огнестрельное оружие в условиях ограниченного пространства при ведении стрельбы на поражение. Любой профессионал задумался хотя бы о том, что пуля могла рикошетом попасть в него.

Версия ГУВД о том, что подозреваемый пытался забрать оружие у милиционера, выглядит неубедительно. Почему подозреваемого отправили не в городскую клинику, а в военный госпиталь – чтобы перекрыть доступ к нему родственников, журналистов?

8 января 2013 года на улице Машинистов в Минске произошла перестрелка со смертельным исходом: местный житель застрелил одного милиционера, ранил другого и покончил с собой. Сотрудники милиции вновь и вновь наступают на те же грабли…

Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Add comment

E-mail is already registered on the site. Please use the Login form or enter another.

You entered an incorrect username or password

Sorry, you must be logged in to post a comment.