Суд отказал Ульяне Захаренко в рассмотрении по существу заявления о признании Юрия Захаренко умершим, сообщает “Беларуский документационный центр”.

Ульяна Захаренко, svaboda.org

Ульяна Захаренко, svaboda.org

24 мая 2016 года Ульяна Григорьевна Захаренко с помощью юристов «Беларуского документационного центра» подала в суд Октябрьского р-на г. Минска заявление о признании умершим сына Юрия Захаренко, который насильственно исчез 7 мая 1999 года при обстоятельствах, дающих основания предполагать его смерть. Свое заявление 92-летняя мать исчезнувшего генерала обосновала необходимостью решения вопросов с наследством, судьба которого в течение 17 лет остаётся открытой.

30 мая 2016 года судья Ольга Бируля вынесла определение о возбуждении гражданского дела, после чего, в нарушение закона, объединила его с гражданским делом по заявлению супруги Ольги Захаренко от 2003 года и приостановила производство по делу до разрешения уголовного дела, возбужденного прокуратурой 17 сентября 1999 года. Напомним, расследование указанного уголовного дела давно не ведется, осуществляется лишь имитация расследования. При этом вся работа следствия сводится к регулярному продлению срока предварительного расследования на 3 месяца, о чем родственникам регулярно отправляются соответствующие уведомления.

Ежеквартальные бездушные уведомления следователя о продлении срока – это очередная травма для матери, каждый день ждущей своего сына. Так продолжается уже более 17 лет. Нарушены все предусмотренные законом сроки для производства предварительного расследования и установления виновных в совершении преступлений против человечества. Копии процессуальных документов, в частности, постановлений о продлении срока предварительного расследования, потерпевшим, невзирая на их просьбы и ходатайства, не выдаются. От общественности и родственников исчезнувших политиков тщательно скрывается, что именно сделано органом уголовного преследования за долгие 17 лет. Остается загадкой также и то, что делает каждые 3 месяца следователь Юрий Варавко для установления виновных и чем он обосновывает свои регулярные постановления об очередном продлении сроков. Ситуация с расследованием уголовного дела свидетельствует о том, что власти не намерены заканчивать расследование в установленные законом сроки и передавать дело в суд.

Чытайце па тэме:  Гомельскую журналістку аштрафавалі на 9 мільёнаў "за незаконны распаўсюд медыяў"

При таких обстоятельствах вызывает недоумение позиция судьи О. Бирули, которая вместо того, чтобы рассмотреть заявление Ульяны Григорьевны по существу, войдя в положение матери, привязала его к уголовному делу, которое за 17 лет не сдвинулось с мертвой точки.

При этом судья даже не поинтересовалась мнением обоих заявительниц по этому вопросу и не выяснила, совпадают ли их обоснования заявленных суду требований.

Более того, в соответствии со статьей 370 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь суд при подготовке дела о признании гражданина умершим должен вынести определение о публикации за счет заявителя в местной и республиканской газете объявления о поступившем в суд заявлении с просьбой ко всем гражданам и юридическим лицам, имеющим сведения о гражданине, в отношении которого ставится вопрос о признании его безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим, сообщить их суду. В данном случае на срок, указанный в публикации, производство по делу приостанавливается.

Кроме того, закон также возлагает на суд после возбуждения гражданского дела обязанность выяснить, какие граждане (родственники, соседи, сослуживцы и др.) могут дать сведения об отсутствующем, и разрешить вопрос о вызове их в качестве свидетелей, запросить сведения о нем у юридических лиц по последнему известному месту его жительства и месту работы.

Указанные требования закона судом Октябрьского района после возбуждения гражданского дела не выполнены.

Чытайце па тэме:  Накануне саммита "Восточное партнерство". Без шансов на потепление

Вынесенные судьей О. Бирулей определения не выдерживают никакой критики ни с юридической, ни с моральной точки зрения.

17 лет Ульяна Григорьевна, будучи пенсионеркой, испытывает материальные трудности, оплачивая содержание наследственного имущества сына. При этом она не может ни распорядится этим имуществом, ни обратиться за пенсией по случаю потери кормильца, поскольку для разрешения этих вопросов ей необходимо решение суда. Представляется, что судье О. Бируле эти обстоятельства безусловно известны. Однако самое удивительное в этой ситуации другое – аналогичные заявления о признании безвестно отсутствующими и умершими Светланы Завадской, Ирины Красовской, Зинаиды Гончар – жен исчезнувших политиков, суды Фрунзенского и Советского районов г. Минска рассмотрели по существу и вынесли положительные решения.

Так, 23 ноября 2003 года судья Фрунзенского суда г. Минска Наталья Андреева признала Дмитрия Завадского умершим, 20 ноября 2002 года судья того же суда Татьяна Кулакова вынесла решение о признании Анатолия Красовского безвестно отсутствующим. Ни один из указанных выше судов, получив соответствующие заявления, не приостановил производство по гражданским делам, привязав их к уголовным делам, возбужденным по фактам насильственных исчезновений. Почему же к семье Юрия Захаренко у белорусского правосудия такое «особое» отношение?

Складывается впечатление, что у суда Октябрьского р-на г. Минска (судьи В. Белянин, О. Бируля) свое толкование гражданско-процессуального законодательства и практики его применения.

Ульяна Григорьевна Захаренко, безусловно, очень огорчена таким поворотом дела, но намерена обжаловать определение судьи.

Чытайце па тэме:  Суд во Франции отменил запрет на буркини

ah ah1 ah2

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: