Как может ответить Лукашенко на “понуждение к интеграции”? Уйти.

Владимир Некляев, Беларуская праўда. Архивное фото

 

В очередной напряженности отношений с Россией для Лукашенко есть своя выгода – “единение вокруг флага”. Все равно как для Путина эскалация военных действий в Украине.

Поэт Владимир Некляев  – гость Беларускай праўды.

-«Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счётной палаты. В том порядке, который предусмотрен договором о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года»- заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Перед этим президент РФ Путин назвал условием льготных цен на энергоносители «углубление интеграции», что в Беларуси расценили как прямое посягательство на суверенитет. Что это: срывание масок? Явление истинных лиц? Руководство РФ действительно готово интегрировать Беларусь в состав России?

– А почему нет? Да, у России сейчас иных забот полон рот. В экономике, в политике. И последствия инкорпорации могут быть тяжелейшими. Куда тяжелее нынешних санкций. Но речь-то о собирании земель. О вечном славянском (с войной в Украине) братстве. А тут уж крепить так крепить. Чтоб кость трещала. К этому Россия была готова всегда, ничего и никого ради этого не жалея.

Эта одна сторона медали. А есть другая. Пусть Путин такой-сякой, Медведев сякой-такой. Но кто со стороны Беларуси подписывал сначала Декларацию, а потом Договор о Союзном государстве?..

Господи! Кто только ни говорил этому подписанту: Декларация, Договор, все эти соглашения – путь к потере независимости страны, к исчезновению Беларуси как государства. Он этого не понимал? Если бы… Лукашенко сознательно это делал. Сдавал Беларусь, обуянный мыслью о царствовании в Кремле. И был настолько обуян этим, что когда Союз беларуских писателей, где я был председателем, выступил с заявлением, в котором назвал его действия предательством национальных интересов, он отнял у писателей дом, имущество, выбросил их на улицу, а председателя писательского союза определил во враги народа. Этим, между прочим, он и подтолнул меня к политике, которой я не собирался заниматься.

Что же касается лиц и масок, так он один в этой истории бегал и бегает в маске. Путин лица не скрывал. Еще в самом начале своего президентства он настоятельно предложил беларусам вступить в состав России или отдельными областями, или всей страной. И от этой публично объявленной политики в отношении Беларуси никогда и ни в чем не отступал. В отличие от бегающего то в маске европейца, то в маске азиата Лукашенко.

– Лукашенко находится у власти без малого 25 лет. Все это время (четверть столетия!) Россия помогала ему удерживаться на плаву, являясь донором белорусской экономики. Почему именно теперь она расхотела ему помогать, а не раньше, когда Беларусь была беднее, Лукашенко слабее? Из-за европейского вектора внешней политики? Из-за шантажа российского руководства этой политикой?

– Не без того, но не только… Русскими движет не только прогматизм. Он ими движет я бы даже сказал в последню очередь. А не в последнюю – разные фантазии. Впрочем, беларусами тоже.

Вот у одного из моих друзей, у народного поэта Беларуси Рыгора Бородулина был кот Рысик. Гадил везде, он его Усярысиком называл. Но любил. До того любил, что мышам в доме, в котором жил с Рысиком, возле норок сыр крошил. Подкармливал их, чтобы жирнее были, вкуснее…

“Подкармливать мышь для любимого кота, – говорил Бородулин, – весьма забавное, увлекательное занятие”.

-Как далеко готов зайти Путин в своей политике «понуждения к интеграции»?

– Нынешняя русская идея: весь мир русский, только не все пока в этом признались. Беларусы (как и украинцы) – не народ. Часть русского мира. Беларусь (как и Украина) – не государство. Историческая ошибка, исправление которой – цель политики нынешнего руководителя России. И он будет добиваться этой цели столько, сколько будет жить. Во всяком случае в политике.

Но это не значит, что он этой цели достигнет. Думаю, он мог ее достичь ДО Украины. До Крыма, до войны, до крови. ПОСЛЕ Украины вряд ли это возможно. Присоединив Крым, Россия потеряла империю. Променяла ее на Крым. И это уже необратимо.

– Многие в беларуской демократической оппозиции, особенно в радикально настроенной ее части, считают, что шанс стать действительно независимым европейским государством Беларусь получит только в случае распада Российской Федерации. А вы полагаете, что у нас есть возможность стать таким государством и в соседстве с Россией?

– У нас просто нет других возможностей. Если даже Россия распадется, по соседству с нами она все равно останется Россией. Или куда-то она исчезнет вместе с Кремлём? Куда?..

Это во-первых. Во-вторых, нет ни экономических, ни политических, вообще никаких признаков (кроме информационного шума), что Россия в периоде неостановимого распада. И в третьих: распад нынешней России, если вдруг такое произойдет со страной, обладающей таким количеством оружия массового уничтожения, неизбежно обернется тем, от чего при распаде СССР Бог уберег. Мировой катастрофой. Желать такого ради достижения любых, даже высоко патриотических целей может разве радикал-русофоб. Я таковым не являюсь. Да, нынешняя Россия являет миру ужасающую картину, но она, Россия Путина и Жириновского, не может заслонить во мне Россию Сахарова, или попытку России Ельцина.

-Бывший глава МИД Польши Сикорский в своих мемуарах пишет, что уже на президентских выборах 2010 года Россия готова была признать поражение Лукашенко, и говорит о вас как о возможном президенте Беларуси. Что об этом имелись некие договоренности с российским руководством. Вы, кандидат в президенты, об этом знали?

– Впервые прочитал об этом у Сикорского. Я знал, что с подачи Лукашенко («У Некляева российские деньги») из меня пытаются сделать пророссийского (поскольку у Лукашенко с Кремлём были тогда очень натянутые отношения) кандидата в президенты. Потом, в тюрьме, это мне, кстати, дорого стоило.

Еще я знал со слов Вестервелле, тогдашнего министра иностранных дел Германии, что в беларуских выборах 2010 года руководство России готово занять нейтральную позицию. Под руководством России он имел в виду, как я понял, Медведева, тогдашнего Президента РФ. Но руководил-то страной как сейчас, так и тогда, Путин. И он спас Лукашенко, за десять дней до дня выборов пригласив его в Кремль. Лукашенко вернулся в Минск: «Братство! Дружба! Газ! Нефть! Все за так, почти бесплатно…» И перспектива халявы изменила ситуацию, предвыборные настроения. Хоть это был сыр, который крошил мышам поэт Бородулин. Сыр для мышей любимого кота.

– «Лукашенко – гарант независимости». Такое можно прочитать не только в «Советской Белоруссии», но и в некоторых независимых изданиях. В то же время утверждают, что президентские выборы – самое уязвимое место, самое опасное для Лукашенко время, когда Кремль имеет шансы и возможности подложить ему свинью. Чем может ответить Лукашенко на интеграционный ультиматум Кремля?

– Для чего Путин в 2010 году спас Лукашенко? Для того, чтобы он стал гарантом независимости? Для этого он больше чем на 100 миллиардов долларов сыра накрошил?..

Путина можно представлять кем угодно, но не настоятелем богоугодного заведения.

Это что касается «гаранта».

Что касается президентских выборов, то Лукашенко уже заявил, как они должны пройти. Так, «чтобы ни у кого не возникло даже мысли об альтернативе».

Россия, конечно, могла бы попытаться создать альтернативу. Хотя бы для того, чтобы провести как бы социологическое исследование, определить настроения нынешнего беларуского общества. Но вряд ли станет этим заниматься, понимая, что регистрации пророссийского кандидата Лукашенко ни в коем случае не допустит.

В очередной напряженности отношений с Россией для Лукашенко есть своя выгода. Ну, скажем, как для Путина эскалация военных действий в Украине. Это создает эффект, известный в политологии как «единение вокруг флага». Фактически это патриотическая мобилизация вокруг личности лидера, что в нынешней ситуации жизненно необходимо не только Путину или Лукашенко, а всем руководителям постсоветских государств. И это если не во всём, то во многом определяет (и объясняет) то, как мы живем.
И, наконец, как может ответить Лукашенко на интеграционный ультиматум Кремля?

Уйти.

Больше никак. Любой другой (из власти ли, из оппозиции) руководитель государства, не имеющий обязательств (а это не конституционные, а значит, его личные обязательства) Лукашенко – выход из интеграционной западни.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...