Член сойма Партии БНФ Игорь Ляльков подготовил доклад “Расширение пространства” русского мира “как ключевой элемент современной империалистической политики России в отношении Беларуси, который опубликован на сайте партии.

AP Photo/Dmitri Lovetsky

 

Главный месседж: “Беларусь находится в начале гибридной войны с Россией. Беларуское государство и общество должны сделать все возможное, чтобы не допустить перерастания этого конфликта в активную фазу. Методы и средства для этого – известны. Наша задача – не упустить время для их использования».

Полный текст доклада можно почитать на сайте Партии БНФ.

Немного теории

Российско-украинская война, которая началась в 2014 г. подарила миру новое словосочетание – “гибридная война”, которое моментально получило распространение в медиасфере. Хотя в среде специалистов по международной безопасности термин “гибридная война” появился чуть раньше, – в 2005 г. – и применялся в частности при анализе российской агрессии против Грузии в 2008 г. так как, действительно, значительная часть “арсенала” гибридной войны была отработана и проверена на практике Россией именно во время подготовки к вторжению в Грузию. Однако только российско-украинская война показала, что речь идет не об уникальной ситуации, а о хорошо продуманной и проработанной схеме политической, информационной, идеологической и военной подготовки к оккупации страны – схеме, которая имеет универсальный характер и может с незначительными изменениями экстраполироваться на самые разные страны-жертвы агрессии.

Теория и практика “гибридного конфликта” сегодня является высшим достижением российской военно-политической мысли и считается (не без оснований) наиболее эффективным методом подчинения соседних государств диктату Кремля. Таким образом, во всех случаях российской агрессии следует ожидать применения, прежде всего, именно арсенала сил и средств “гибридной войны”.

Русская матрешка

По мнению украинского исследователя Эугенио Дикого, которое я полностью разделяю, проект “русского мира” представляет собой своего рода “матрешку”, или “луковицу”, центром которой является Кремль, а дальше находится ряд “концентрических кругов”, соответствующих различным степеням контроля над ситуацией российским военно-политическим руководством.

В первом круге “матрешки русского мира” расположена сама Российская Федерация, контроль над которой в течение последних уже почти 18-ти лет правления Владимира Путина носит все более тотальный и авторитарный характер. Следующий круг “русского мира” – это независимые государства, которые раньше были союзными республиками СССР. Для них предусмотрено постепенное достижение такого же полного контроля со стороны Кремля, которое уже достигнуто на территории РФ. При формальном сохранении статуса “независимых государств” проект “русского мира” предполагает установление в этих государствах полностью подконтрольных России марионеточных режимов и постепенную потерю этими государствами всех признаков суверенитета, кроме герба, флага и гимна.

Надо понимать, что целью РФ на постсоветском пространстве является не просто установление марионеточных пророссийских режимов, способствующих осуществлению внешнеполитического курса Кремля, но все же контролирующих ситуацию внутри своей страны. Такие режимы, как лукашенковский, рассматриваются лишь как переходный этап, необходимый для установления полноценного контроля Кремля над постсоветскими странами. В концепции “русского мира” Кремль не полагается на “союзников” – конечной целью является установление полного прямого контроля властей РФ над постсоветскими странами.

Последовательность интеграции ранее независимых государств в “русский мир” предусматривает (после установления в стране марионеточного пророссийского режима, типа лукашенковского) целый ряд внутриполитических трансформаций и внешнеполитических шагов, которые в общей сложности должны сделать невозможным выход страны из орбиты влияния “русского мира” независимо от желания местных властей . Таким образом, пророссийский марионеточный режим должен постепенно передать практически все свои функции напрямую Кремлю или российским корпорациям и институтам, контролируемым Кремлем, и в итоге сохранить за собой только декоративную функцию, подобную функции “властей” автономных образований в составе РФ.

Марионетки это как?

Во внутренней политике от пророссийского режима власти РФ требуют максимального сворачивания всех демократических институтов, установления контроля над медиа, ликвидации антироссийской оппозиции и демонстрации полноты своего контроля над ситуацией в стране. При этом РФ, при публичной поддержке пророссийского режима, неофициально максимально способствует его международной изоляции как “диктаторского” и “недемократического”, что делает ориентацию на Кремль практически безальтернативным выбором для этого режима. Успешность такой политики мы можем хорошо видеть на примере нашей страны.

Во внешней политике от марионеточного режима требуется подписание с РФ целого ряда военно-политических и торгово-экономических соглашений, которые де-факто означают интеграцию страны в состав РФ: создание единой таможенной системы (альтернативной единому рынку ЕС), единой оборонной системы (альтернативы Североатлантического блока ), базирование в стране российских войск, в перспективе – введение единой валюты. Согласно планам «русского мира», такая степень интеграции, почти полностью достигнутая Беларусью, предусмотрена для всех постсоветских государств без исключения.

Было бы ошибкой считать, что при достижении такой степени интеграции РФ допустит сохранение первоначальной роли пророссийского марионеточного режима. Нет, для сохранения стабильности контроля РФ над интегрированной страной предполагается постепенная передача контроля над отдельными сферами жизни интегрированной страны от местного марионеточного режима прямиком в Россию. Принципиальным новшеством проекта “русского мира” в его современном виде, по сравнению с рядом предыдущих проектов установления имперского контроля РФ над другими странами, является большое внимание установлению не только “вертикального” контроля, но и контроля “горизонтального”, при котором целые сферы жизни страны-сателлита выводятся из-под контроля местного марионеточного режима и напрямую интегрируются с соответствующей отраслью России. В этом смысле проект “русского мира” в большей степени похож не на относительно недавние политические проекты установления прозападных или просоветских режимов в постстранах “третьего мира”, а на более давнюю сталинскую практику “советизации” завоеванных государств.

Прежде всего, так называемая «свобода» медиапространства имитируется за счет прямого вещания в стране российских СМИ (при недопуске в медиапространство оппозиции и западных СМИ) и за счет скупки российскими медиахолдингами медааактивов в стране-сателлите. Кроме того, в государстве-сателлите осуществляется интегрирование и прямое управление с РФ банковским капиталом и крупной промышленностью.

Для создания противовеса местным сателлитным правительствам формируется еще более зависимая от Москвы оппозиция, которая в любой момент может быть противопоставлена действующему режиму в случае его недостаточной “верности” Москве и обеспечивающая одновременно две функции – имитацию сохранения демократии и дополнительное средство давления Кремля на местных марионеток.

Наконец, важной частью “горизонтального” контроля является установление прямого, “через голову” местного марионеточного режима, контроля над армией и спецслужбами государства-сателлита.

По результату выполнения всей совокупности описанных мероприятий постсоветское государство занимает отведенное ей в “русском мире” место, которое кроме формального статуса “независимой страны” ничем не отличается от статуса автономии в составе РФ.

Что задумали?!

Таким образом, цели и задачи России в кратко- и среднесрочной перспективе сводятся к следующим:

– раскол изнутри NATO путем противопоставлении интересов США, Британии и континентальной Европы, вплоть до роспуска Альянса;

раскол изнутри Европейского Союза путем поддержки “евроскептиков” и раздувания противостояния между Британией, “Старой Европой” и новым центральноевропейскими членами ЕС, вплоть до роспуска еврозоны и переформатирования ЕС в консультативный орган наподобие малоэффективных Совета Европы и ОБСЕ;

– формирование «русского мира», который состоит из трех последовательных “зон влияния”: зоны полного прямого контроля РФ (все без исключения постсоветские страны); зоны “мягкого контроля” (некоторые страны Центральной Европы и “третьего мира”) и зоны “пророссийских полезных идиотов” из стран континентальной Западной Европы.

Мы пока на первом этапе

Российская военная агрессия против Украины 2014-15 г.г. обозначила начало новой фазы проекта построения «русского мира», а именно: переход РФ к фазе установления прямого военно-политического контроля над постсоветскими государствами.

В самом общем виде план российской завоевания соседних стран включает в себя следующие последовательные фазы:

1. “Нулевая”, или “латентная” фаза – фаза психологической и пропагандистской войны. На этой фазе целями РФ являются:

– психологическая подготовка российского общества к “необходимости” вооруженного вмешательства РФ в выбранной для агрессии страны;

– психологическая подготовка общества в стране-жертве агрессии, которая должна ослабить сопротивление вторжения;

– подготовка в стране-жертве агрессии пророссийских групп влияния, которые будут непосредственно задействованы на следующих фазах вторжения;

– подготовка общественного мнения и политической позиции в странах Запада, которые должны легитимизировать в глазах мирового сообщества агрессивные действия РФ в отношении страны-жертвы агрессии и нейтрализовать международные механизмы коллективной безопасности.

Можно уверенно говорить, что эту “нулевую” фазу мы видим сейчас в отношении Беларуси. И единственным относительным “позитивом” для нас можно считать лишь то, что эта фаза не имеет конкретной временной привязки и может осуществляться неограниченно долго, пока, с точки зрения России, не сложатся благоприятные условия для перехода к следующим фазе “гибридной войны”, делает вывод аналитик.

Что может быть дальше?

Фаза начала прямого вторжения может быть охарактеризована как «фаза дестабилизации» и в то же время как «война телекартинок».

Основными целями РФ в этот период являются:

– имитация “гражданского конфликта” в стране-жертве агрессии;

– формирование негативного образа потенциальных противников российского вторжения;

– создание иллюзии “слабости” имеющегося правительства страны и “отсутствия контроля” со стороны властей страны над территорией (всей или ее частью) и над различными “вооруженными формированиями” (реальными или воображаемыми);

– формирование “образа жертвы насилия» среди сторонников России в стране-жертве агрессии, имитация “репрессий против мирного населения” властями страны или “неподконтрольными властям радикальными элементами”.

Дальше идут фазы три, четыре, пять и шесть, и если они не заканчиваются свержением марионеточного правительства, то начинается седьмая – открытое военное вторжение.

И на всех «подготовительных фазах» главное место имеет пропаганда. Страна-жертва агрессии представляется как “неполноценная”, которая возникла “случайно”, в результате “исторической ошибки” или “искусственно оторвана от России Западом”. Очень важными составляющими этого пропагандистского “блока” являются тезисы о распаде СССР как «геополитической катастрофе” и “исторической случайности”, в то время как существование Российской Империи и СССР представляется как исторически закономерное, “естественное”, а период жизни в составе России (СССР) как наиболее успешный для всех народов, живших в империи. Россияне презентуются как единый народ на территории бывшей империи, который способен на самостоятельное государственное строительство, а все остальные народы – как “безгосударственные”, “зависимые от других великих народов”.

Что делать?

Не молчать, не ждать, отвечать, внимательно анализировать поведение групп влияния. Их много, все они Игорем Ляльковым описаны довольно подробно. Но, главное, конечно, создавать свое государство и растить его патриотов.

Игорь Ляльков

Родился 15 апреля 1971 года в Минске. Окончил исторический факультет Беларуского государственного университета (1997), Сорбоннский университет (Париж, Франция) в 1998 и магистратуру Центра восточноевропейских исследований Варшавского университета (Польша) в 2003 году. В 1997–2001 гг. работал в Национальном архиве Республики Беларусь, Государственном комитете по архивам и делопроизводству Республики Беларусь, Белорусском научно-исследовательском центре электронной документации. В 2002–2007 гг. преподавал в Белорусском коллегиуме, Варшавском университете (Польша), Карловом университете (Прага, Чехия), Высшей школе государственной администрации в Белостоке (Польша). С 2008 г. — и.о. председателя, а затем председатель Минской областного совета Беларуского добровольного общества охраны памятников истории и культуры. Член Партии БНФ (2005–2007 и с 2009), председатель Международной комиссии Сейма Партии БНФ (2003–2007 и в 2011). Заместитель председателя Партии БНФ. Автор и редактор 6 книг и около 80 статей, посвященных истории Беларуси, внешним связям нашей страны, истории и современности европейской интеграции, месту Беларуси в Европе. Работы печатались на 8 языках в 10 странах мира.

“Белорусский партизан”

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: