Почему в Минском инновационном университете на некоторых специальностях на дневном обучении нет ни одного студента? Почему ректор МИУ отказался организовать сбор студентов для контрольной аттестации? И как сейчас ситуация в вузе?

Sputnik

 

«Белорусский партизан» попросил ректора МИУ Николая Сушу прокомментировать слова чиновника из Министерства образования Сергея Касперовича, который обвинил его в профанации

– Чиновники министерства уводят от сути вопроса, – говорит Николай Суша. – Они говорят, что хотели разобраться с дистанционной формой обучения, и начали разбираться с 27 марта.

Провели ряд проверок. В том числе подключали прокуратуру, которая не нашла никакого состава нарушения законодательства об образовании.

Министр образования вначале прислал к нам одну комиссию, потом вторую, потом обратился к заместителю генерального прокурора, чтобы тот оказал какую-то помощь и проверил, есть ли какие-то нарушения законодательства об образовании.

Но ничего правоохранительные органы не нашли.

Затем подоспела аккредитация.

Департамент контроля качества образования – это структура Министерства образования, она подчинена министру, ему подчиняется и директор этого департамента, хоть он и назначается Совмином по согласованию с главой государства.

По правилам аккредитации, Департамент контроля качества образования должен составить план аккредитации – это записано в постановлении Совета министра. И этот план они должны довести до сведения аккредитуемой организации. Они были вправе выбрать любую группу, любой формы обучения для проверки контроля знаний.

Но план проведения аккредитации должен быть согласован сторонами до начала аккредитации, об этом четко говорится в документах. А в нашем случае аккредитацию начали, а потом дополнительным приказом директор Департамента мне предписывает организовать проверку знаний студентов, которые обучаются дистанционно!

Но наши студенты находятся во всех частях света! Поэтому когда директор Департамента контроля качества образования в ходе аккредитации начал менять план проверки и выдвинул требования невыполнимые (и он, кстати, это очень хорошо понимал!), я прямо сказал: мы не можем вызвать студентов.

Дистанционной формой обучения занимается не только наш университет, все вузы, но у каждого свое положение. Наше положение было согласовано с Министерством образования, с бывшим министром. И мы действуем строго по этому документу.

Я знаю, что частный вуз всегда под более пристальным вниманием, и обязательно нужно такие вопросы согласовывать. Нынешнему министру образования Карпенко что-то не понравилось, это положение вызвало у него подозрения. Поэтому он все лето проверял вуз, невзирая на то, что все были в отпусках, студенты на каникулах.

Меня терзали эти комиссии как Тузик грелку! Проверяли, в основном, вопросы чисто организационные, которые не касались качества образования.

Да, у нас на одной специальности по психологии на дневной форме нет обучающихся. И они упрекают меня за это. Но я же силой не приведу студентов, если они выбирают не дневную, а иную форму обучения! К тому же у нас нигде не прописана какая-то пропорция в этом отношении. Так получилось, что на психологию на дневную форму не поступали.

Тогда Департамент контроля качества говорит: а мы тогда проверим выпускную группу, заочную. Мы согласились, и студенты прошли контроль проверки знаний. Причем успешно!

Еще раз подчеркну: все мероприятия, предусмотренные планом аккредитации, согласуются до начала проведения аккредитации. И нигде не прописано, что план может меняться уже в ходе проверки.

Тем более нам были выставлены невыполнимые требования, о чем я прямо сказал директору Департамента Мирончику. Дистанционная форма обучения предполагает свободное обучение, без отрыва от производства. Люди в это время могут быть в отпусках, загранкомандировках.

У нас учится очень много россиян, как я их соберу? Людям нужно отпроситься с работы, купить билеты и явиться на проверку, потому что так захотел Мирончик!

А сделано это было после того, как студенты тех групп, знания которых проверял Департамент, успешно прошли проверку знаний, успешно сдали все комплексные контрольные работы. И прицепиться было не к чему! И придумали новую экзекуцию…

Если бы мы заранее знали, что у нас будет аккредитация заочников (по правилам знания заочников проверяются в период сессии), мы назначили бы сессию, по времени совпадающую с аккредитацией. И они приехали бы и было бы все в порядке. И мы не первый раз, кстати, заочников выставляем для аккредитации, они успешно все сдают, еще лучше, чем дневники!

Если бы Департамент контроля качества знаний нас заранее предупредил, какие группы он хочет протестировать, я бы все сделал. Но в условиях аккредитации и в договоре, который мы заключали, этого нет.

На мой взгляд, законных оснований для отказа в аккредитации нет. Хотя справок экспертов нам не предъявили. И мы требуем ознакомить нас с реальными справками, подписанными экспертами. Потому что если мы доведем дело до суда, а скорее всего, так и будет, суд их все равно затребует.

Почему нам не показывают эти справки? Потому что, видимо, боятся, что эксперты не указывают на то, что они выступают против аккредитации этих специальностей. У меня есть первые семь справок, подписанные экспертами, они их успели мне отдать еще до запрета председателя комиссии. А потом эти документы засекретили.

А почему аккредитация не открытая, мы же находимся в открытом европейском образовательном пространстве! Пусть все знают, что и как!

Сейчас, кстати, ставится вопрос о том, чтобы этот архаический Департамент контроля качества знаний ликвидировать и вместо него сделать Национальное агентство аккредитации, куда должны входить и сами студенты, и родители, и работодатели.

Должна быть открытая общественная аккредитация! А сейчас она очень похожа на какой-то следственный эксперимент: допросы, опросы, тайна материалов дела…

Я вчера подал апелляцию и в одном из пунктов написал: прошу ознакомить со справками и с докладными записками экспертов, которые якобы написали Мирончику, что не получают от нас каких-то материалов и им нужно еще четыре рабочих дня, чтобы продлить аккредитацию.

Но я знаю и другое: в состав экспертов включили одного сотрудника, который находился в командировке в Америке. И он приступил к выполнению своих обязанностей на несколько дней позже.

Министр образования говорит, что я к нему не обращался, хотя он открыт для общения. Он, видимо, сейчас хочет, чтобы я пошел к нему просить: «Пожалейте меня!».

О чем просить? Изменить мнение аккредитационной комиссии? Дать ему карт-бланш, чтобы он потом со своих грязных сайтов выступал и говорил: вот, Суша меня понуждает к нарушению действующего законодательства?

Министр имеет право вызвать ректора даже частного вуза к себе на беседу. В любое время. Ни разу за свою бытность он меня не приглашал. Значит, у него ко мне вопросов не было. Зато, используя свой ресурс власти, он затравил МИУ комиссиями…

Дарья Высоцкая

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...