Государственные СМИ сместили акцент со смерти человека на чрезвычайную ситуацию с фейерверками – это абстрактная вещь, которая воспринимается иначе, чем смерть человека.  Государство сумело переключить внимание с гибели человека на технические проблемы.

Медиаэксперт Павлюк Быковский поделился с Беларускай праўдай наблюдениями и выводами о том, как государственная пресса освещала трагедию на День независимости в Минске.

-На мой взгляд, произошло регулирование работы государственных СМИ. Сначала госпресса не реагировала на неформальные сигналы в соцсетях о том, что во время салюта на День независимости что-то произошло. После появления официальной информации Следственного комитета, Минобороны о гибели человека, госагенство БЕЛТА вначале дало вполне адекватный журналистский заголовок, который спустя непродолжительное время был изменен на другой, который камуфлировал события. Первоначальный заголовок «В Минске во время фейерверка погибла женщина», из которого понятно, что произошло, заменен на другой: «Следственно-оперативные группы работают на местах происшествий в Минске» – сделано это специально, чтобы не привлекать внимание к трагедии.

Надо сказать, что и газета «Звязда», и другие госгазеты отреагировали на трагедию достаточно адекватно, но потом, очевидно, поступило указание убрать информацию. А утром следующего дня только те, кто следил за новостями в независимых СМИ и в интернете, мог увидеть, о чем идет речь в государственных СМИ: акцент сместили со смерти человека на чрезвычайную ситуацию с фейерверками – это абстрактная вещь, которая воспринимается иначе, чем смерть человека.

Из ежедневных бумажных газет только «Комсомольская правда» вышла с первой полосой, из которой было понятно, о чем идет речь.

Подобная ситуация была бы невозможной, если бы газеты были независимыми и сами принимали решения, потому что они должны бы представлять интересы своей аудитории. Но произошло регулирование работы государственных СМИ: явно скоординированные действия, задано четкое направление работы редакций – к сожалению, этот термин к государственным СМИ неприменим.

Должен сказать, в первых порывах госСМИ давали нормальные журналистские материалы, которые позже изменялись. Из телеканалов, пожалуй, самым человечным подходом отметился ОНТ.

-На каком уровне произошло вмешательство в работу редакций?

-Судя по тому, что реагирование было быстрым и скоординированным (все послушались, причем быстро выполнили указания), не думаю, что вмешательство произошло на уровне Минска; скорее всего, решение принимало политическое руководство. Не обладаю информацией и не хочу гадать, кто конкретно давал эти указания.

-Какую цель преследовало внешнее вмешательство в журналистский процесс?

-Обычное манипулирование общественным мнением.

Если исходить из теории распространения информации, то есть несколько волн интереса к событию.

Первая волна – как мы воспринимаем то, что может быть опасно для меня, для моих близких, в таких ситуациях я должен незамедлительно принимать решение – спасаться самому или спасать близких. Это то, что происходило в первые минуты, в первые часы после события.

Вторая волна – удовлетворение сенсорного голода, когда мы хотим сочувствовать жертвам, хотим знать подробности, хотим обсуждать подробности. Эта волна длится дольше, но уже не такая резкая. Как раз на этой волне камуфлирование темы ведет к тому, что про событие узнает гораздо меньше людей.

Но если бы государство имело монополию на СМИ, как это было в советское время, то дальше распространялись бы только слухи, «клеветали вражеские голоса». Сегодня существуют независимые СМИ, интернет, соцсети – информация распространялась достаточно быстро, получилась малоэффективная борьба с утолением сенсорного голода. Поскольку главного не давали госСМИ, но активно освещали независимые СМИ, это привело к значительному росту их трафика. Очевидно, выиграли те СМИ, которые писали о трагедии.

Есть и третья волна интереса – общественное мнение, которое бы не хотело повторения трагедии, жаждет наказания виновных, принятия решений по предотвращению подобных трагедий в будущем. В течение полугода-года будут обсуждаться последствия трагедии – для общественного мнения будет очень важна роль журналистов, которые, как минимум, могут отслеживать ситуацию и привлекать к ней внимание как к значимому событию. Но все зависит от редакционной политики.

-Вывод: государство попыталось замять трагедию – не удалось, а общественное мнение поддержало своим интересом к событию независимые СМИ.

-Я бы сказал, что государство попыталось спустить на тормозах, замять тему. Возможно, отчасти задумка удалась в отношении аудитории, которая потребляет информацию из телевизора. Но таких людей в стране, как ни парадоксально, и много, и мало: проникновение интернета высокое, особенно значимой информацией люди делятся достаточно активно. Кроме того, слухи о том, что произошло что-то ужасное на салюте, распространяются быстро, и они интересны аудитории, поэтому недостаток такой информации на гостелеканалах, в первую очередь, скорее подталкивает к распространению слухов дальше, чем замедляет их. Даже в Советском Союзе было невозможно полностью прекратить подобного рода слухи. Сегодня слишком много народа имеет доступа к альтернативной информации, чтобы такого рода монополия, или частичная монополия (прежде всего, на государственные телеканалы) срабатывала.

Не думаю, что государство полностью проиграло, оно в значительной степени сумело переключить внимание с гибели человека на технические проблемы. Поскольку общественное мнение в Беларуси не очень зрелое, в очень незначительной степени влияет на принятие политических решений, поэтому частично манипулирование срабатывает: замять тему невозможно, но можно переключить внимание. Отчасти это получилось.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...