Обмен пленными и задержанными между Россией и Украиной может ускорить процесс урегулирования на Донбассе и позволить Путину решить ряд тактических проблем

Борис Джонсон / Фото: Радио Свобода

 

Кремль сформулировал собственную цену за проведение саммита Нормандской четверки на высшем уровне.

Борис Джонсон столкнулся с британским парламентом в борьбе за Brexit.

Первый с декабря 2017 года обмен пленными и первый масштабный обмен Украины с Россией – событие, безусловно, нерядовое, ведь на Родину вернулись не только 24 моряка, захваченных в ноябре 2014 года, но и некоторые политические заложники Кремля. Широкую общественность мало интересует юридическая чистота процедуры, и многие выпускают из вида, что моряков освободили под личное обязательство украинского омбудсмена Людмилы Денисовой.

Не менее резонансным стало освобождение из-под стражи Апелляционным судом и дальнейшая передача России Владимира Цемаха, которому инкриминируют причастность к сбитию рейса МН17. Нидерланды и Австралия уже выразили сожаление по поводу передачи Цемаха России. Встает вопрос, какие заверения получил Владимир Путин от своего тезки-президента Украины, если медийно раскрученные шпионы и террористы, которые работали на пользу России, вернулись на ее территорию? Не станет ли Украина заложницей воли президента РФ Путина, стремление которого вернуть нашу страну в сферу влияния Кремля никуда не исчезло? Подобных вопросов возникает немало, и не исчезает ощущение, что обмен прошел по российскому сценарию.

Стоит обратить внимание и на саммит политических советников лидеров Нормандии, который 2 сентября длился 8 часов. Показательно, что информация о ходе консультаций не разглашается, но можно сделать выводы из оперативной реакции западных участников Норманди на обмен пленными. Эммануэль Макрон в этом вопросе играет первым номером, и он напомнил Владимиру Зеленскому о необходимости принятия политических решений, необходимых для решения конфликта на Донбассе. Ангела Меркель также выступает за выполнение Минских договоренностей, которые Путин попытается за столом переговоров модернизировать формулой Штайнмайера, то есть ее выписыванием в интересах России. Какие козыри в этой ситуации имеет Владимир Зеленский? Очевидный ответ на этот вопрос на официальном уровне не прозвучал.

Тем временем Борис Джонсон несет потери в борьбе за Brexit без соглашения до 31 октября. Время играет не на пользу харизматичного и скандального британского премьера, против его инициатив выступили и обе палаты парламента Великобритании. Как представляется, Джонсон рассчитывает на пиар-кампанию о целесообразности выхода из ЕС и благосклонность королевы Елизаветы II. Очевидно, отступать Борис Джонсон не намерен.

Евгений МАГДА, Институт мировой политики,

Укринформ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...