До сего дня значительная часть почтенной публики заблуждается, считая, что колхозник получал за свою работу «пустые палочки». Их оппоненты, наоборот, утверждают, что трудодень был «полновесным», а в колхозах-миллионерах селяне только не купались в молочных реках с кисельными берегами.

Имеются и иные аргументы «за» и «против», что следует учитывать для реконструкции реального положения дел, которое самым непосредственным образом определялось трудоднем. К тому же, начиная с коллективизации и вплоть до начала 60-х, большинство народа проживало в сельской местности, следовательно, работало в колхозах. Но советская статистика, которая сегодня используется для сравнительного исторического анализа, учитывала, прежде всего, благосостояние городских жителей, рабочих и служащих, но не колхозников. То есть статистика, минимум, была не полной, а ее данные, экстраполированные на все общество, были некорректными.

В общем, надо сказать, что мы, в большинстве своем, оттуда — из колхоза, и страна была колхозной, созданной для того, чтобы государству было легче отнимать у нее ресурсы для строительства коммунизма, как в отдельно взятой стране, так и позже, для построения коммунизма во всем мире.

Кто не верит, пусть почитает Программу строительства коммунизма, принятую на XXI съезде КПСС.

В преамбуле к программе имелось замечание, что коммунизм советский народ построит, если ему не помешают империалистические реакционеры, которые «разжигают» новую мировую войну. Сегодня можно сказать, что этого «пожара» не случилось, но и строительство коммунизма было сначала отстрочено, потом превратилось в долгострой, законсервировано перестройкой, а позже было приватизировано «новыми капиталистами», которые обрели социальную зрелость в рядах ВЛКСМ и КПСС.

Они обещали, что созданное народом богатство в их умелых руках возрастет многократно и обеспечит достаток, прежде всего, людям желающим и умеющим работать. В определенном смысле, обещание оправдалось, но, по большому счету, не получилось ни полнокровного капитализма, ни социально ориентированной экономики, а декларированное в Беларуси социальное государство стало полигоном для чиновников, которые проводят масштабные эксперименты над обществом. При этом они исходят из глубокой убежденности в том, что все социальные услуги, навязываемые государством населению, оно должно оплачивать исключительно за свой счет.

Я, например, считаю, что из этого ничего хорошего не получится, как не получился и химерический проект коммунизма, который строился в «светлом прошлом», когда поначалу значительная часть населения до 1966 года жила на трудодни.

Что такое трудодень? На первый взгляд, обычная условная единица начисления заработной платы в любой повременно-сдельной системе. Но заработная плата колхозникам не начислялась. Трудодень говорил только о том, как колхозник трудится на производстве продукции в артели. Эта продукция уходит на удовлетворение обязательств колхоза перед государством. И если после это что-то оставалось, оно распределялось между колхозниками по трудодням.

Нынешние граждане социального государства должны участвовать в финансировании государственных программ и тогда, когда денег нет. Так и колхозники, получившие землю от государства «в вечное пользование» бесплатно, должны были его «благодарить» своей земледельческой продукцией по утвержденному плану, по установленным государством ценам. Это называлось «первой заповедью» колхозов, которые соревновались друг с другом за право первым рассчитаться с государством. Поощрялись сверхплановые поставки, природа которых определялась круговой порукой, благодаря которой передовые хозяйства вынужденно погашали недоимки отстающих.

Иными словами, у отстающих колхозов изымали всю продукцию, ничего не оставляя на трудодень. А у передовиков могли забрать и два-три «плана», если это необходимо для выполнения и перевыполнения повышенных показателей, которые принимались партийными и советскими районными властями. Одни колхозники были нищими, потому что плохо работали, а хорошо работающие не богатели, поскольку им приходилось выполнять план за отстающих.

В фильме «Кубанские казаки» (любимым Сталиным) колхозники, рассчитавшись с государством, едут на ярмарку с богатыми дарами, продают их по рыночным ценам. И богатеют буквально на глазах у зрителей. В фильме «Председатель» реализма больше. Но многие смотревшие фильм колхозники, обвиняли кинематографистов в лакировке действительности. Я соглашался с ними, поскольку сам жил в семье колхозницы и все видел своими глазами.

После отмены трудодня и установления денежной заработной платы колхозникам стали выдавать трудовые книжки. В них содержались и записи о нормах трудодней, которую в течение года должен был выполнить колхозник, количество отработанных трудодней и начисленная по ним заработная плата. Моя мама, бывшая по тогдашней классификации полеводом, то есть выполнявшей почти все колхозные работы, в 1966 году (первая полная получка после реформы оплаты труда) при норме в 200 трудодней, отработала 218 и получила за это 226 рублей и 30 копеек, 57 кг ржи, 336 кг картофеля и 83 кг соломы.

То есть мама потрудилась по-ударному и ее среднемесячная зарплата составила 18 рублей и 83 копейки. На самом деле с моей помощью, поскольку все летние каникулы я помогал пасти колхозных телят колхозному пастуху. Вот за это и начинались маме трудодни. Но сказать, что летом я был кормильцем семьи, невозможно. Поскольку семья жила не от трудодня, а от собственного подсобного, на деле, главного, хозяйства. Вот оно то и давало нам возможность едва купаться в молочных реках и кисельных берегах.

Но и жизнь как у милиции, работа дни и ночи. Например, мама моя, как и все в общем колхозницы, никогда не была в отпуске, никогда не отдыхала: если не болела (не лежала в больнице), не рожала детей, то работала.

Жила работой…

Константин Скуратович, belrynok.by

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: