Прошло 10 лет с момента подписания итоговой декларации сессии Совета НАТО в Бухаресте, в которую внесена формулировка о неизбежности вступления Грузии и Украины в Альянс.

Фото: carnegieeurope.eu

 

С тех пор страны получили лишь статус аспирантов, что дало им возможность быть приглашенными (пока только возможность) для участия в разработке плана действий относительно членства (ПДЧ). Однако и участие в ПДЧ не гарантирует им членства в организации, пишет Европейская правда.

Военно-политическое сотрудничество Грузии и НАТО в течение прошедших 10 лет находилось в рамках емкой формулы “Больше НАТО в Грузии и больше Грузии в НАТО”, предложенной несколько лет назад спецпредставителем генерального секретаря НАТО по странам Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймсом Аппатураем.

И действительно, в Грузии появился совместный с НАТО учебно-оценочный центр, деятельность которого предусматривает постоянное присутствие военных инструкторов Альянса, в том числе офицеров довольно высокого ранга. На территории Грузии участились и стали более масштабными совместные военные учения.

Все это должно приблизить “тот заветный день”, когда НАТО даст “зеленый свет” вступлению Грузии в Альянс.

Но несмотря на углубление сотрудничества, НАТО не пускает Грузию дальше своего порога и под разными предлогами воздерживается от предоставления ПДЧ. Одним из главных препятствий являются этнические конфликты в Абхазии и Южной Осетии.

Учитывая степень вовлеченности России в эти конфликты (а в сепаратистских регионах Грузии, признанных Россией в качестве независимых государств после августовской войны 2008 года, на основе двусторонних договоров размещены российские войска), НАТО, естественно, не желает вступать с ней в конфронтацию.

В случае членства Грузии это было бы неизбежно, поскольку военному блоку пришлось бы принять меры для восстановления территориальной целостности своего члена – Грузии.

А это с высокой долей вероятности означало бы задействование 5-й, 6-й статей Североатлантического договора, когда вооруженное нападение на одно или несколько государств Альянса рассматривается как нападение на Альянс в целом.

Еще в начале сотрудничества Грузии и НАТО за закрытыми дверями прорабатывались варианты возможных уступок и компромиссов, на которые мог бы пойти Тбилиси ради членства в Альянсе. США как самый влиятельный член НАТО активно лоббируют ускорение принятия Грузии в Альянс.

Поэтому американцы подсказали “креативный подход” к вопросу об ускорении членства.

Совсем недавно известный консервативный американский фонд The Heritage Foundation опубликовал доклад директора Центра международных исследований Люка Коффи “Членство в НАТО для Грузии: в интересах Соединенных Штатов и Европы”.

Стержнем доклада стала рекомендация, согласно которой Грузия могла бы ускорить вступление в НАТО, минуя ПДЧ, если бы не потребовала от НАТО распространять 5-ю и 6-ю статьи Североатлантического договора о коллективной безопасности и обороне на занятые российскими войсками территории Абхазии и Южной Осетии.

Соответственно, НАТО предлагается временно пересмотреть положения этих статей. Коффи считает, что гарантия 5-й и 6-й статей НАТО для оккупированных территорий теряет смысл в условиях, когда Грузия заявила о неприменении силы в отношении этих регионов.

Поскольку международное сообщество признает отколовшиеся территории неотъемлемой частью Грузии, то по логике Коффи официальный Тбилиси мог бы без особого риска убрать это препятствие на пути к членству в НАТО, дождаться времени, когда реинтеграция этих территорий станет возможной, и тогда Альянс смог бы их охватить статьями о коллективной безопасности.

Рекомендации Коффи вызвали неоднозначную реакцию грузинского истеблишмента. Реакция разнилась от поддержки до полного неприятия, что само собой является примечательным индикатором общественного настроя на эту тему.

Официальные власти Грузии в кулуарных разговорах допускают такой компромисс ради членства в НАТО.

Видимо, дальше зондирования почвы дело все же не пошло, учитывая возможный общественно-политический резонанс, который мог счесть этот шаг фактической сдачей этих территорий в обмен на шанс вступить в НАТО.

Но с другой стороны, рекомендации Коффи не следует с порога сбрасывать со счетов. Не исключено, что эта инициатива – на самом деле информация к размышлению, вброшенная американцами в грузинские политические и экспертные круги, которая перекочует в закрытые кабинеты при обсуждении дальнейших отношений с НАТО.

Вывод сепаратистских территорий из-под действия 5-й статьи Североатлантического договора в случае членства Грузии в НАТО может упереться в несколько препятствий.

Во-первых, заявление Грузии о неприменении силы в отношении отколовшихся регионов не подкреплено документально, а вербального заявления будет явно недостаточно.

В этой связи возникает вопрос: каким образом будет решаться эта проблема в случае вступления Грузии в НАТО, если встанет вопрос реинтеграции регионов в состав Грузии? С другой стороны, вряд ли такие действия Тбилиси повысят мотивацию этих регионов реинтегрироваться. Ведь у них будет гарантия, что НАТО их не тронет и не заставит вернуться в Грузию.

Более того, другие регионы Грузии, населенные этническими меньшинствами с центробежными настроениями, могут рискнуть последовать примеру Абхазии и бывшей Южной Осетии.

Еще один вопрос, на который доклад Коффи не дает четкого ответа: на какую же часть суверенной территории Грузии могли бы распространяться статьи 5 и 6 Договора НАТО? У Грузии до сих пор не демаркированы и не делимитированы более 30% государственной границы с Арменией и Азербайджаном. Не демаркирована и не делимитирована окончательно граница с Россией. Есть нерешенные вопросы и с границей с Турцией.

Таким образом, принятие точки зрения Коффи о частичном покрытии зонтиком безопасности территорий страны-члена Альянса, в данном случае Грузии, послужило бы плохим предзнаменованием и потрясло бы те основы и ценности, на которых зиждется НАТО.

Это послужило бы тревожным сигналом и для других стран-аспирантов, например Украины.

Согласилась бы Украина вступить в НАТО без распространения 5-й статьи договора на Крым и Донбасс, отложив решение этих территориальных проблем до лучших времен?!

Кроме того, реализация такой инициативы станет иллюстрацией боязни НАТО перед Россией и дала бы последней ощущение уверенности диктовать свои условия в регионе.

Неудивительно, что рекомендации Коффи были несколько скептически восприняты в самом НАТО, который все еще раздирают разногласия по поводу сроков вступления Грузии в Альянс. Заместитель помощника генерального секретаря НАТО Джэйми Шей, недавно посетивший Тбилиси, в интервью местным СМИ открытым текстом заявил, что рекомендации Коффи – всего лишь предмет для интеллектуальных дебатов и не более.

По его мнению, НАТО признает Грузию в пределах международно признанных границ, а присоединение только части грузинской территории противоречит традициям самого Альянса.

Итак, можно сказать, что пока инициатива Люка Коффи остается лишь пищей для размышлений, и ее облечение в плоть и кровь зависит от международной конъюнктуры и внутренней политической ситуации в Грузии, которая пока не очень восприимчива к такого рода смелым инициативам.

А это означает, что Грузии все еще приходится сидеть в прихожей НАТО, и намеченный на июль очередной саммит НАТО в Брюсселе ограничится очередными комплиментами и дежурными заявлениями о том, что двери НАТО открыты.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: