В следующем году Беларусь ждет очередная президентская кампания – беспощадная и предсказуемая. Но фиксируемый рост экономики в 1,1% явно не устраивает Александра Лукашенко, которому нужно демонстрировать народу стабильность и благоденствие. Именно поэтому беларуский руководитель требует от правительства действовать по олимпийскому принципу: все выше и выше и выше.

Вадим Иосуб: «В консервативных прогнозах госбюджета на следующий год исходят из того, что кредита и компенсации налогового маневра из России не будет»
Фото: myfin.by

 

Однако Минск пребывает в вязком и долгоиграющем противостоянии с Москвой (весь 2019г. беларуские власти живут без российской помощи). Если провалится «углубление интеграции», запланированное на 8 декабря, то ждать помощи из Кремля не приходится и в 2020г. При этом МВФ и другие международные финансовые институты требуют реформ – в обмен на такие нужные Минску кредиты. Но реформы означают потерю управляемости над экономикой. Где же выход из тупика, в который официальный Минск загнал себя сам? «БелГазета» побеседовала об этом со старшим аналитиком «Альпари» Вадимом Иосубом.

– Правительство Беларуси вновь проведет переговоры с МВФ о возможном начале новой кредитной программы. Почему официальный Минск снова актуализирует вопрос о кредите МВФ?

– Очевидны последствия российского налогового маневра, нежелание России его компенсировать, неурегулированность вопросов по будущим ценам на нефть и газ. Если посмотреть прошлый год, то можно вспомнить неполучение российского межгосударственного кредита, на который рассчитывали в Минске (речь шла о $630 млн), и последнего транша кредита Антикризисного фонда ЕАЭС. Все это создало определенный дефицит средств, и власти озаботились поиском альтернативных источников денег.

– Агентство Standard&Poor’s снизило прогноз экономического роста страны за этот год до 1,2% (ранее – 2%). Прогнозы в сторону уменьшения пересмотрели и другие международные финансовые институты. Почему так произошло?

– Международные финансовые институты и рейтинговые агентства основываются на отсутствии прогресса на переговорах с Россией, причем именно по налоговому маневру. В этом свете любопытно, что белорусское правительство оказалось гораздо более реалистичным, чем те же рейтинговые агентства. Совет министров закладывал более высокие прогнозы роста (до сих пор официальный прогноз держится на уровне 4%, который никто не отменял и выполнения которого в реальности никто не ждет), но на самом деле основные финансовые документы, бюджет текущего года верстались с учетом отсутствия кредита от России и отсутствия компенсации налогового маневра. Те же параметры закладываются и в проект госбюджета на следующий год. Надежды получить деньги от России были, но консервативный прогноз, положенный в основу госбюджета, предусматривает отсутствие российских денег.

А вот некоторые западные рейтинговые агентства делали свои прогнозы исходя из допущения, что российские деньги поступят, поэтому сейчас вынуждены понижать свои прогнозы.

Министр финансов Ермолович сообщил, что дефицит бюджета на 2020г. составит до 1% ВВП, или около миллиарда рублей. Дефицитный бюджет – беспрецедентный случай в истории современной Беларуси?

– К сожалению, не помню параметры бюджета 25-летней давности, но действительно давно не было бюджета с дефицитом. Причина дефицита очевидна: выпадение из доходов компенсации налогового маневра. С другой стороны, в дефицитном бюджете большой трагедии нет. Хотя бы потому, что 1% ВВП с точки зрения макроэкономики – величина не очень большая.

Важно понимать, что такое дефицит госбюджета. Некоторые интерпретируют это явление следующим образом: расходы превышают доходы, и деньги взять неоткуда. На самом деле не совсем так: дефицит бюджета означает, что расходы текущего года больше, чем доходы текущего года. В Беларуси много лет наблюдался профицит бюджета, который позволил создать определенную «подушку безопасности». Дефицит не означает, что нет денег на финансирование расходов, просто их не хватает из доходов текущего года. Деньги также можно занять на внутреннем рынке, на внешнем. О разрыве между расходами и доходами, который непонятно чем покрыть (а значит, придется делать либо секвестр – сокращать расходы, либо включать печатный станок со всеми вытекающими негативными последствиями), речь не идет.

«ИСТОЧНИКОВ РОСТА ЭКОНОМИКИ НЕ ВИДНО»

– Проблемы в беларуской экономике налицо, о чем свидетельствуют результаты выполнения прогнозных показателей (в сентябре Сергей Румас отчитывался, что из семи утвержденных на 2019г. прогнозных показателей выполняются четыре)…

– Простите, что перебиваю. Но указанные цифры могут свидетельствовать, с одной стороны, о проблемах экономики, а с другой – о проблемах с прогнозированием и доведением этих показателей. Некоторые из них изначально были недостижимы (экономический рост, темпы роста экспорта), следовательно, речь не о проблемах в экономике.

– Так за счет каких источников официальный Минск собирается закрывать образовавшиеся бреши в экономике?

– Как я говорил, за счет доходов, полученных в предыдущие годы, за счет увеличения отчислений в бюджет прибыли госпредприятий, займов на внутреннем рынке, займов на внешнем рынке на коммерческих условиях (размещение еврооблигаций). И возможна попытка поговорить с МВФ, в действенности которой я очень сомневаюсь.

– Надежд на Россию больше нет?

– В текущем году Москва свои условия уже назвала: сначала – более тесная интеграция. Идет подковерный процесс углубленной интеграции, подробности которой широкой публике не известны, готовятся некие «дорожные карты» – подробности тоже нам не известны. И с чем в итоге встретятся президенты в декабре – совсем не понятно. Поэтому, как мне представляется, в консервативных прогнозах госбюджета на следующий год исходят из того, что кредита и компенсации налогового маневра из России не будет. Ставка будет делаться на альтернативные источники, которые мы только что перечислили.

– Несмотря на все экономические сложности, руководство страны требует роста. Его источники на горизонте видны?

– Источников роста нет. В том, что руководство страны в лице первого лица ежегодно требует от правительства роста – когда больше, когда меньше, – ничего удивительного. Сейчас экономика находится в такой ситуации, в которой естественным ростом стали бы 2-2,5% – при достаточно благоприятных внешних факторах. Когда внешние факторы ухудшаются, как сейчас, мы видим рост 1,1% (по итогам августа) – объективно именно на этот уровень экономика и может рассчитывать.

Беларуси как развивающейся стране, стране с формирующимся рынком, для хоть какого-то сокращения дистанции с развитыми странами желательно расти на пять и более процентов в год. Без реформ, с бременем госпредприятий, с бременем накопленных ими долгов, с кучей отвлекаемых этими предприятиями ресурсов (и финансовых, и трудовых) никаких шансов на такие темпы роста у нас нет.

Теоретически существует альтернатива – попытаться ускорить рост за счет увеличения внутреннего спроса (больше зарплаты населению, больше денег предприятиям – по сути, за счет печатного станка). Но предыдущие попытки показали, что рост можно получить, но крайне неустойчивый: можно выйти и на 5%, и на 8% в год, а потом получить обвал экономики. Часто говорят: нужны высокие темпы роста экономики, но на самом деле нужны высокие и устойчивые темпы роста, то есть ежегодный рост на 5-8%, а не рост на 8% в течение года, а в два последующих – обвал с выбиранием из ямы. От 8%, которые мы получим один раз, а затем несколько лет будем выбираться из ямы, нет никакой пользы.

«ЧУВСТВУЮТ ЛИ ЛЮДИ СЕБЯ БОГАЧЕ?»

– Но 2020г. – особый, год президентских выборов. Если сохранится внешний и внутренний статус-кво, то в каком состоянии страна встретит «президентский» год?

– Состояние экономики можно определить как стагнацию. Стагнацией считается околонулевой рост; может происходить очень вялый рост на 1-2%. То есть беднее мы не станем, меньше кушать не станем, может, даже будут расти доходы, в том числе в реальном выражении, но гораздо медленнее. Сегодня по сравнению с предыдущим годом реальные доходы (уже с учетом инфляции) составляют плюс 7%, а дальше рост доходов будет зависеть от экономики. При росте экономики на 1% и доходы вырастут на 1%. Но даже сегодняшний рост на 7% мало кто замечает (экономисты видят, фиксируют цифру, а спросите у людей: чувствуете ли себя богаче, чем год назад?), а рост на 1% будет еще меньше заметен широким массам населения.

– Если судить по тенденциям, которые сложились в верхних эшелонах власти, устоит ли руководство страны перед соблазном накачать экономику административными мерами?

– Есть очень серьезная надежда, что власть не поддастся такому соблазну. Не просто надежда. По сути, от совсем бездумного эмиссионного финансирования экономики отошли в 2011г., с 2015г. вышли на рыночное курсообразование, дотации экономики если и не свели к нулю, то последние года четыре они постепенно снижаются. За последние четыре года, наверное, было много соблазнов запустить печатный станок, раздать деньги населению и предприятиям, но от таких действий высшее руководство воздерживалось. Что интересно: от такого безобразия в экономике руководство страны воздержалось уже во время прошлого избирательного цикла, на прошлых парламентско-президентских выборах. Они прошли на фоне рецессии – снижающейся экономики, падающих реальных доходах населения. Тогда решили станок не включать – финансово-экономическая стабильность дороже. К тому же власть выиграет выборы и без подкупа населения, в этом мало кто сомневается. Другое дело, если бы существовала угроза власти, тогда действительно можно было бы задабривать население. Но при существующей системе выборов власть будет их выигрывать и так.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...