Фактором влияния на нормализацию отношений с Западом остается внутренняя политика в Беларуси, вернее – практика в области прав человека и демократии.

Фото: president.gov.by

 

Отсутствие системных изменений в области прав человека и демократического управления вызывает у Запада настороженность, которая будет ограничивать возможности Беларуси выйти на новый уровень отношений с Западом.

Бывший дипломат Валерий Ковалевский – об успехах и неудачах беларуской дипломатии в уходящем году.

-Как изменились позиции официального Минска на западном фронте в 2017 году?

-Для Запада Беларусь продолжила работать над своим имиджем как независимого, последовательного партнёра, донора региональной безопасности с перспективными условиями для размещения инвестиций. В вопросах внешней политики усилия были более успешными, чем во внутренней. Запад по-прежнему критически оценивает ситуацию в области прав человека и демократии в Беларуси. Индикатором является продление мандата спецдокладчика ООН по Беларуси.

-Показателем “потепления” с Западом является градус во взаимооотношениях с Вашингтоном. Судя по всему, главным достижением беларуской внешней политики стало отсутствие новых зон напряжения в отношениях с США?

-Всплеск напряжённости наблюдался после жестокого подавления Минском весенних протестов в связи с налогом на т.н. «тунеядцев». Этого повода могло хватить для возобновления действия санкций. Однако США проявили выдержку, и санкции не были возобновлены. Тем не менее, весенние события продемонстрировали, насколько тонкой является грань между новой политикой и старыми методами режима Лукашенко. И это отрезвляюще подействовало на оценку Соединёнными Штатами ситуации в Беларуси.

Не принёс особых дивидендов и двусторонний диалог по правам человека. США скептически оценивают его результативность. Ключевым мероприятием последнего раунда в Вашингтоне (октябрь 2017 года) стала встреча правозащитников Беларуси и США в присутствии представителей МИДа Беларуси, которые, как ни странно, выступали в роли наблюдателей, но не участников диалога. Беларуские дипломаты обещали «рассмотреть возможность» проведения диалога по правам человека в Беларуси при собственном участии. Судя по отсутствию новостей, МИД продолжает «рассматривать» эту возможность.

-Индикатором нормализации в беларуско-американских отношениях станет возвращение послов в столицы. Как выглядят перспективы урегулирования дипломатического конфликта сегодня?

-Как такового конфликта в отношениях Беларуси и США сейчас нет, напротив, они переживают оттепель, хоть и сильно затянувшуюся. Однако и нормальными их назвать нельзя. Послов обеих стран до сих пор нет в Вашингтоне и Минске, и нет признаков того, что стороны всерьёз обсуждают решение этой проблемы. Не исключено, что препятствием для прогресса является стремление одной из сторон добиться дополнительных уступок, например, полной отмены санкций, которые в свою очередь обусловлены неудовлетворительной ситуацией в области прав человека в Беларуси. Однако такое затягивание в решении вопроса возвращения послов ведёт к тому, что динамика восстановления отношений замедлилась. При этом отсутствие послов и нормальной работы посольств вредит в наибольшей степени интересам именно Беларуси.

-На фоне консервации беларуско-американских отношений эксперты отмечают положительные сдвиги в отношениях Минска с Евросоюзом. Что удалось сделать беларуской дипломатии на европейском направлении?

-Проведение в Минске сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, председательство в Центрально-Европейской инициативе, ровное участие в саммите Восточного партнёрства – все эти события и работа дипломатии вокруг них должны были продемонстрировать европейцам, что беларуский режим меняется: способен вести цивилизованный диалог и не бросаться в крайности, наращивает внимание к западным проектам, более уверенно идёт на обсуждение проблемных вопросов. Даже такую по определению проблемную союзническую повинность, как совместные с Россией учения Запад-2017, Беларуси удалось пережить без значительных политических потерь.

-Какими возможностями официальный Минск не воспользовался? Лукашенко не поехал на саммит “Восточного партнёрства”, до сих не подписано соглашение о сотрудничестве между Беларусь и ЕС, Минск тормозит соглашение об упрощении визового режима.

-Главный фактор, который до сих пор отрицательно влияет на отношения Беларуси с Западом – это отсутствие системных изменений в области прав человека и демократического управления в нашей стране. Косметические изменения присутствуют, но у европейцев и американцев нет иллюзий насчёт того, с каким режимом им приходится иметь дело, и поэтому они будут проявлять с Минском осмотрительность. И эта осторожность будет ограничивать возможности Беларуси выйти на новый уровень отношений с Западом.

-“Никто не бежит вступать в Евросоюз”, – заявил Владимир Макей на саммите “Восточного партнерства”. Явный реверанс в сторону Москвы. Какую роль отыгрывает Кремль в треугольнике Беларусь-Европа-США?

-С одной стороны, тень Кремля сдерживает Минск в выстраивании отношений с Западом. С другой – без агрессивных действий Москвы против Украины в Крыму и на Донбассе подобного потепления в отношениях Беларуси и Запада попросту не было бы, как и не было бы внешнеполитического разворота Минска. Но если говорить о практической работе, то Беларуси действительно слишком рано говорить о перспективах вступления в ЕС по целому ряду причин: от расхождений по ценностям и принципам, разницы в работе экономик до понимания выгод, потерь и рисков для интересов Беларуси от интеграции в ЕС.

-Идеей-фикс официального Минска в 2017 году стал проект “Хельсинки-2”. Почему “Хельсинки-2” не заинтересовал не только Запад, но и вызвал весьма прохладное отношение со стороны Москвы?

-Почти десять лет тому назад Россия сама анонсировала эту идею, поэтому здесь присутствует и момент авторства. Но основная причина заключается в незначительном весе Беларуси в мировой политике и слишком близкая ассоциация нашей страны с Россией в представлении международного сообщества. Не хватает качественной экспертизы по данной проблеме и опыта работы по продвижению подобных масштабных инициатив. Не способствует и некоторая разбалансировка системы международных отношений, изменение динамики отношений США и ЕС за время президентства Трампа. Поэтому ни момент, ни возможности, ни способности Беларуси не будут способствовать успеху инициативы. Что вряд ли остановит МИД от продолжения работы по ней как конструктивной, амбициозной и значимой.

-Можно ли ждать активизации беларуской дипломатии на западном направлении в 2018 году? Или же официальный Минск будет действовать ситуативно – куда подует ветер, туда повернётся и флюгер?

-У Минска огромное количество работы в области внешней политики, и такие задачи, как нормализация отношений с Западом, выравнивание дисбаланса в отношениях с Россией и остальным миром, укрепление положения Беларуси в международных организациях, перестройка внешней торговли, потребуют немало усилий и времени. Некоторые тенденции в этой работе закладывались последние несколько лет и стоит ожидать, что они продолжатся. Фактором влияния на прогресс будет оставаться внутренняя политика в Беларуси, точнее сказать, практика в области прав человека и демократии. У Минска, однако, значительный резерв положительных шагов по выправлению ситуации в этой области в той степени, чтобы удовлетворять западные правительства и обеспечивать продолжение относительно ровного диалога.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: