Краудфандинг станет основой для экономики новой реальности, молодежь полностью откажется от покупки квартир, а государство станет лишь владельцем инфраструктуры, — такие прогнозы дал глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико во вторник в рамках открытой лекции образовательного проекта Bridge. Почему это может быть правдой и как это будет реализовано — в материале TUT.BY.

Виктор Бабарико, Sputnik

Виктор Бабарико, Sputnik

Краудфандинг поможет производителям, шейринг — девелоперам

Основной посыл лекции Виктора Бабарико заключался в том, что экономике пора переходить от формирования предложения, сгенерированного мнениями экспертов и специалистов, к предложению, формируемому по запросам непосредственных потребителей. По словам Бабарико, сейчас мы живем в эпоху экспертной экономики, корни которой в большинстве своем произрастают из системы представительной демократии. Когда кто-то большинством голосов выбирается в качестве наиболее компетентного представителя для продвижения интересов какой-либо группы людей. Однако, как объяснил спикер, чаще всего этот представитель перестает выполнять свои исконные функции и по своему усмотрению распределяет ресурсы на участке своей ответственности. То же самое происходит и в экономике среди производителей. Поверхностное представление предприятий о потребностях и требованиях потребителей вынуждает их пытаться закрывать все потенциальные ниши спроса, что привело в итоге к перепроизводству товаров. Фактической причиной такой ситуации видится большое количество населения и отсутствие возможности коммуницировать со всеми.

По мнению Бабарико, развитие интернета и технологий решает эту проблему. Именно развитие интернета угрожает экспертной экономике. Этот момент является принципиальнейшим в изменении взаимоотношений между тремя составляющими экономики: производитель, потребитель и логистика. И взаимоотношения без посредников между этими составляющими сформирует крауд и его составляющие краудфандинг, краудсорсинг, краудинвестинг и прочие.

«Каждый человек имеет возможность составить свой индивидуальный запрос как потребитель, уходя от экспертов, но оставляя консультантов. К примеру, когда девушка выбирает платье, она спрашивает мнение подруги. Но подруга не эксперт, она — консультант. То есть, с одной стороны, как потребители мы являемся участниками масс-маркета, но с другой стороны, мы можем индивидуализировать спрос, — рассказывает спикер. — Заказчиком становится не эксперт, заказчиком становится потребитель, который собирает под себя те предметы, которые он и использует. Примером становятся те организации, которые собирают заказы на товары, еще не существующие. И это намного дешевле, потому что они получают полное понимание сколько, чего и какого качества нужно изготовить».

Чытайце па тэме:  Почему Донбасского экономического чуда не будет

Особенность самого крупного примера крауда — краудфандинга — проявилась еще на этапе его возникновения. Краудфандинг возник по инициативе фриков, готовых купить всякие безделушки для собственного самовыражения, и другие фрики их делали. То есть изначально идея заключалась в индивидуализации спроса. Сейчас конечная цель краудфандинга состоит в том, чтобы с этих площадок услуги и товары выходили на массовый рынок. Это и есть история формирования предзаказной экономики, которая выходит дешевле и эффективнее.

В свою очередь, со стороны производителя приходит понимание, что потребитель не хочет платить за время, которым он не пользуется той или иной вещью или услугой. По словам Бабарико, население до 30 лет уже не хочет брать кредиты.

«Они хотят пользоваться, но не хотят брать кредиты. В Беларуси еще рано об этом говорить, но в мировом масштабе это уже тренд. Девелоперы, к примеру, больше всего ненавидят айтишников: они не хотят покупать недвижимость. Они ее арендуют, а потом переезжают в место подешевле или удобнее. В идеале такие потребители хотят платить только за время пользования. Выбор производителя в этой ситуации — шейринг», — предложил спикер.

«Стратегия что-то сохранить, а не развить, это значит умереть»

Также глава Белгазпромбанка предположил, что технологически мы уже готовы к роботизированной логистике. И привел в пример эксперимент его банка с инкассационным дроном, который быстрее выполняет свою функцию, чем машина и три человека с автоматами. Но проблема больше не в коммерциализации подобной идеи, а в том, что делать людям, которых заменил этот дрон.

Чытайце па тэме:  Два сценария развития российской экономики

Спикер также допустил, что вопрос о профессиях должен уходить, в будущем значительную роль будут играть компетенции. По версии Бабарико, через 10 лет станут невостребованными компетенции, связанные с физическим и механическим трудом. А интеллектуальные специальности, основанные на консультации, принятии решений и синтезировании предложений, будут развиваться. Тут не обошлось и без темы ИТ, по поводу которой эксперт высказал не самую популярную точку зрения.

«Мне кажется, что тренд на ИТ в Беларуси — это такая же волна, как и была в 80-е и 90-е годы на бухгалтеров и менеджеров. Эти курсы программирования можно назвать ПТУ, где человека просто учат писать код. Беларусь превращается в сообщество высокотехнологичных ПТУшников. Те, кого научили просто писать код, получили, по сути, среднее профессиональное образование. А кто делает продукт? Не забывайте, добавленная стоимость не в коде, а в продукте».

По мнению главы Белгазпромбанка, в будущем государство трансформируется только во владельца инфраструктуры, включающего средства производства. Сегодня основная задача государства — оборонительная, и на эту функцию уходит большое количество ресурсов. Государство защищает национальность, однако, сейчас актуален принцип объединения. Национальность, как рассуждает Бабарико, хороша с точки зрения особенности тебя как человека, но очень плоха с точки зрения вовлеченности в обмен. Поэтому страны должны перейти от оборонной политики к развивающей и интегрирующей. Государство станет владельцем основного капитала и будет сдавать его населению. Как отметил спикер, это тоже шейринг.

Чытайце па тэме:  Почему Запад держит Беларусь в худшей группе стран

«Я считаю, что любая замкнутая система — это умирающая система, — продолжил Бабарико. — И стратегия что-то сохранить, а не развить, это значит умереть. Когда я на самом верху слышу, что стратегия в Беларуси чего-то сохранить, я тогда думаю: «Мы медленно умираем».

Следуя за темой государственного устройства в будущем, спикер заметил, что, на его взгляд, история будет двигаться в сторону не криптовалют, а автоматического расчета эквивалента. Данный эквивалент будет рассчитываться автоматически, к примеру, компьютерами Big Data, если он будет обладать знанием, сколько было потрачено того или иного эквивалента во всем мире на изготовление какого-либо продукта. Тем самым автоматический расчет эквивалента лишит государство фискальной функции, где на курс валюты влияют люди.

Однако, как отметил Бабарико, это слишком футуристично.

«Вот новая реальность, которая будет базироваться на краудмеханике, и ее можно применить к любой системе. Основная база будет ориентироваться на четкое понимание распределения определенного заказа, экономике предзаказа, формирование целевой группы, где потребитель является самым главным звеном, а не эксперт. Я абсолютно уверен в том, что мы столкнемся с необходимостью делать продукт, который будет оплачиваться за время их пользования, а не за время, которое они существуют. Кто первым это предложит, тот и выиграет», — резюмировал Бабарико.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.