Лукашенко намерен использовать переговорный процесс по Украине в Минске для решения тактических задач: заигрывания с Евросоюзом, в закулисном торге с Кремлем и для оформления очередной “элегантной победы” на президентских “выборах” 2015 года, считает политолог Витис Юрконис.

yurkonis1

Война в Украине идет давно, но пока никакие договоренности ее не остановили. А циничное поведение Кремля даже в таких структурах, как Совет безопасности ООН, больших надежд на ее прекращение не дает. Но Минск избран переговорной площадкой не из-за больших навыков “переговорщика” Лукашенко, а потому что в своей “вотчине” за пределами России – Беларуси – Путин может чувствовать себя достаточно уверенно. Такое мнение в интервью “Белорусскому партизану” высказал политолог  Витис Юрконис.

– С одной стороны, происходит консервация войны на Донбассе, что сводит к минимуму количество жертв, а с другой, как утверждают многие эксперты, Украина сдает Донбасс «по плану Путина». Как вы оцениваете, например, минские договоренности об установлении 30-километровой зоны безопасности?

– Мы должны четко осознать значение и долгосрочность сегодняшних соглашений в контексте происходящих нарушений основных правил международного права. Так что ответ просится в виде риторического вопроса: чего стоят договоренности с теми людьми, которые нарушают хельсинские принципы, существующие уже практически 40 лет?

Ситуация очень непредсказуема. Можно вспомнить экспертов, которые говорили, что оккупации Крыма не будет, которые прогнозировали, что Россия дальше Крыма не пойдет – это говорили серьезные и признанные люди. Кто вообще предвидел подобное развитие событий еще год назад накануне Вильнюсского саммита? Так что оценивать весь процесс иначе, как очень хрупкий и рискованный, нельзя. Слишком много неустойчивых составляющих. Пока Кремль вмешивается во внутренние дела Украины и дестабилизирует ситуацию, в самой России ситуация сложная и тоже ухудшается. Пока Порошенко и его команда посвящают все время боевым действиям и обороне, в стране стоят так востребованные реформы. Пока международные СМИ обсуждают последствия перемирия, в восточной Украине продолжается война и гибнут люди.

– Появление гноящейся раны на теле Украины, которым является Донбасс, ставит крест на европейских планах Украины и ее стремлению вступить в НАТО. Тем не менее, Киев сделал этот рискованный шаг. Почему?

– Риск – дело тонкое, особенно когда играешь в русскую рулетку с соседом, у которого оружие в руках. В стране война, русские танки и десантники маршируют через твою границу, кремлевская пропаганда раскалывает общество, страна в сложнейшей экономической ситуации, приближаются выборы… В таком мультитаскинге живет Украина, так что выбор очень ограничен. А чем рискуешь, если у тебя практически нет выбора?

Вот у России выбор есть и может еще не в полную силу, но все-таки десятки тысяч людей на Марше мира в эти выходные показали, что рискует намного больше Владимир Путин.

– А были ли у Киева варианты действий? Для успешного ведения войны Украине нужны вооружения. Но и НАТО, и США отказались поставлять вооружения Украине. Не позиция ли Запада вынудила Порошенко идти на уступки Кремлю?

– Когда обстановка накаляется, варианты действий очень ограничены – в такой ситуации риски любой ошибки велики, а шанс на устойчивый результат минимален. Украинские власти стараются держаться своего курса, но ближайшее будущее покажет, были ли у них другие возможности.

Не думаю, что многие питали ожидания и иллюзии насчет реальных планов НАТО по действиям в Украине, хотя московская пропаганда сделала все возможное, чтобы навязать мнимую большую роль США в событиях в Украине. А так без помощи Запада, конечно, силы неравны – по военному индексу Россия до сих пор является страной №2 в мире, а Украина занимает только 21 место. Выстоять против такого агрессора стоит огромных усилий.

– Очень странной выглядит политика Евросоюза. Одновременно и Европарламент, и Верховная Рада Украины ратифицировали соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Однако ЕС тут же объявляет, что реализация соглашения откладывается до 2015 года, мотивируя свое решение благими намерениями. Но в чем здесь кроется подвох, в чем реальная причина поведения ЕС?

– Как раз такая позиция довольно последовательна. Евросоюз по большому счету является экономическим, а не геополитическим проектом. Брюссель принимает большинство решений относительно долго, консенсусом и работой в коалиции. Но на процесс Восточного партнерства очень жестко среагировало руководство соседнего государства. Кремль с того момента постепенно затягивал Евросоюз на ринг геополитической борьбы, где основные правила – игра с нулевой суммой (zero sum game). A у Евросоюза не хватает ни навыков, ни практики такой борьбы.

А конкретно это решение было согласовано с Киевом – в отличие от Евразийского союза, здесь решения принимаются во время переговоров, а не до них.

– Очевидно, Евросоюз не собирается воевать с Россией из-за Украины. Последние действия ЕС объясняют жестким давлением Москвы и называют их «брюссельским сговором» по аналогии с мюнхенским, по которому Европа на блюдечке поднесла Чехословакию Гитлеру. Уместна ли в нашем случае историческая аналогия?

– ЕС, как ни посмотри, союз тех, кто желает там присутствовать, и «война» за кого-нибудь никогда не стояла на повестке дня. Несмотря на это, прежнее заявление, что третьи страны не будут решать отношения между Брюсселем и странами Восточного партнерства, сейчас выглядит неоправданным.

А такие исторические аналогии наверняка только демонстрируют шок. Шок на то, что вмешательство во внутренние дела соседнего государства, агрессия и подобные вещи уму непостижимы для подавляющего большинства западных столиц.

– Не станут ли «минские договоренности» по Украине началом большой войны, которой так боится Европа?

– Война, к сожалению, началась довольно давно, и пока никакие договоренности ее не остановили. Посмотрите, например, сколько встреч провела минская группа ОБСЕ и где сейчас находится Карабах. Можем только надеяться, что минские договоренности будут более эффективными – но как в переговорах Минской группы, так и тут очень большую роль играет Россия. Будет ли это очередным инструментом имитации и затягивания времени или площадкой для реальных решений и перемирия – увидим очень скоро. Но, к сожалению, циничное поведение Кремля даже в таких структурах, как Совет безопасности ООН, больших надежд не дает.

– Какая роль уготована Лукашенко в так называемом «переговорном процессе» – миротворца или разжигателя войны?

– Рассуждений на тему миротворчества много, но факт, что как раз Минск, а не другое место избрано в качестве площадки для переговоров, тоже кое о чем говорит. Главную роль сыграло не мастерство ведения переговоров Лукашенко, а то, что Минск – одно из немногих мест за пределами России, где Кремль чувствует лояльность. Из этого и нужно исходить – зависимость Беларуси определяет ee роль второго плана.

Но некоторые тактические задачи Лукашенко точно будет решать. В Беларуси приближаются президентские “выборы” – для Лукашенко «переговорный процесс» играет на руку по всем перспективам. Хорошая картинка для внутренней аудитории, возможность поднять свой международный имидж и использовать этот фактор, общаясь с представителями ЕС, и к тому же это еще один инструмент при закулисном торге с Кремлем.

Источник: Белорусский партизан

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...