В редакцию ABW.BY попало видео, в реальность которого в наши дни трудно поверить.

Чтобы понять, как развивались события, кто прав, а кто виноват, мы поговорили с участниками этого без преувеличения «триллера», сообщается на сайте abw.by.

Иван: «Я проживаю в агрогородке Ольшаны в частном доме. В субботу 17 марта я был на заднем дворе своего дома, когда увидел, что по двору бежит сотрудник милиции с надписью на спине «ОМОН». По радиостанции он кричал что-то. Омоновец прямиком направился в мой дом. Я был ошарашен: ничего себе, ни здравствуйте, ни что случилось, даже не спросили, кто хозяин и можно ли зайти. Я, естественно, спешу следом и вижу, что омоновец, достав табельное оружие, побежал на второй этаж. В доме находились дети, младшей дочке — три годика. Она сильно испугалась, увидев кричащего непонятно что человека с оружием. У ребенка началась истерика. Омоновец забежал в детскую комнату наверху, за ним следом — вереница других сотрудников милиции, ОМОНа и ГАИ. Я кричал, что я хозяин дома, что я не давал никому права заходить в частный дом, просил всех выйти, требовал документы, дающие право на такие действия. Меня никто не слушал, на мои требования никто не реагировал, еще и угрожали применением физической силы ко мне, запрещали снимать на видео. Это у меня в собственном доме мне запрещают снимать? В детской комнате был мой родной брат Сергей. Сотрудники то ли ОМОНа, то ли ГАИ распылили в детской комнате (!) слезоточивый газ, запах которого разошелся по всему дому. От этого стало плохо ребенку.

Сотрудники милиции пытались скрутить моего брата, забрались на детскую кровать прямо в грязной обуви, кровать при этом не выдержала и сломалась. Кроме того, сотрудники сломали прикроватную тумбочку, когда стали на нее ногой. Ламинат также пришел в негодность.

В общем, детскую комнату на глазах у детей люди с оружием в руках попросту разрушили. Я позвонил в службу “102”, прислали участкового, который сказал, что это не в его компетенции, и ушел. Дети получили глубокую психологическую травму, трехлетняя дочка сейчас в больнице с высокой температурой. Я буду обращаться в прокуратуру, этот беспредел просто так не пройдет”.

Сергей: «Решением суда я лишен права управления ТС сроком на пять лет. Но 17 марта я сел за руль. Когда ехал, то увидел сзади экипаж ГАИ. Встреча с ними не входила в мои планы, я попытался скрыться. Оставив автомобиль, я забежал в дом брата, после чего все и началось. Прямо в детской комнате мне в лицо прыснули струей газа, надели наручники, попутно сломав мебель.

Я признаю, что не имел права так поступать, но действия сотрудников явно вышли за грань допустимого. В доме — маленькие дети, а они с оружием наперевес стали распылять газ. В итоге меня до 19 марта продержали в изоляторе, составили протоколы за езду без «прав» и неповиновение законным требованиям сотрудников милиции и отпустили».

Соберем факты воедино.

Сергей управлял автомобилем, будучи лишенным права управления транспортным средством. Это недопустимо,  такие вещи нужно пресекать. Скажем больше: учитывая срок лишения, можно точно сказать, что этот человек ранее совершил уголовное преступление.

Но что можно сказать о действиях милиции?

Закон защищает неприкосновенность жилища, в чьей бы собственности оно ни находилось.

Статья 14 УПК “Неприкосновенность жилища и иных законных владений”

1. Неприкосновенность жилища и иных законных владений физических и юридических лиц гарантируется законом. Никто не вправе войти в жилище и иное законное владение лица против его воли.

2. Обыск, выемка, осмотр помещений, производство других процессуальных действий, связанных со вторжением в жилище и иные законные владения, могут производиться только по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом. 

Разумеется, есть случаи, когда общественные интересы стоят выше, и милиция может превысить ограничения, установленные в общем порядке. Обратимся к Закону Республики Беларусь “Об органах внутренних дел”.

Статья 25. Права сотрудников органов внутренних дел

… входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств и других предметов, в любое время суток в жилые помещения и иные законные владения граждан, помещения и иные объекты организаций и осматривать их при преследовании подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление либо находятся подозреваемый (обвиняемый), скрывшийся от органа, ведущего уголовный процесс, лицо, уклоняющееся от отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности, а также беспрепятственно входить в жилые помещения и иные законные владения лиц, находящихся под превентивным надзором…

Как видим, “входить беспрепятственно” в жилые помещения можно в любое время суток только при преследовании подозреваемых в совершении преступлений. Однако Сергея-то в итоге привлекли к административной ответственности. А значит, в данном случае речь шла о проступке, а не о преступлении. Можно, конечно, сослаться на уклонение от отбытия наказания, но основное наказание Сергей отбыл, а лишение права управления в рамках уголовного процесса является дополнительным наказанием.

Если требования статьи 25 не выполняются, то нужно руководствоваться “порядком, предусмотренным настоящим Кодексом”, который обязывает органы внутренних дел для проникновение в жилище получить санкцию прокурора.

Пункт 15 части 5 статьи 34 УПК РБ говорит о том, что прокурор имеет право:

14) санкционировать применение меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога; проведение обыска, осмотра жилища или иного законного владения; наложение ареста на имущество, находящееся в жилище и ином законном владении, на почтово-телеграфные и иные отправления и их выемку, выемку документов, содержащих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну; прослушивание и запись переговоров, ведущихся по техническим каналам связи, и иных переговоров; извлечение трупа из места захоронения (эксгумация); помещение подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, в психиатрический стационар; отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом.

Что касается демонстрации огнестрельного табельного оружия и распыления газового баллончика в помещении, где есть дети, то это, конечно, перебор, причем требующий к себе внимания со стороны надзорных органов. Снова откроем закон об ОВД.

Применению физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники должно предшествовать четко выраженное и очевидное для лица, против которого они применяются, предупреждение о намерении их применить, за исключением случаев, когда промедление в их применении создаст непосредственную опасность для жизни граждан или может повлечь иные тяжкие последствия.

Напомним, в помещение вошли как минимум пять подготовленных бойцов. Какая была необходимость распылять газ в лицо человеку, пусть и правонарушителю, если он находился в комнате совсем один?

Теперь вспомним, что говорит все тот же закон по поводу повреждения имущества.

Сотрудник органов внутренних дел не несет ответственности за вред, причиненный в результате применения в предусмотренных настоящим Законом случаях физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники, если:
– им не превышены пределы необходимой обороны или меры, необходимые для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям сотрудников органов внутренних дел в случаях, когда ненасильственными способами это сделать невозможно;
– он действовал во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения, отданных в установленном порядке, за исключением случаев совершения им умышленного преступления по заведомо преступному приказу или распоряжению;
– он действовал в условиях обоснованного профессионального риска или крайней необходимости.

То есть, если будет установлено, что сотрудник милиции вышел за пределы полномочий (а сам факт нахождения его в частном помещении без согласия хозяина и без санкции прокурора говорит именно об этом), то за испорченные вещи придется платить, скорее всего – из своего кармана. Впрочем, это все материальные потери, которые не идут ни в какое сравнение с моральным вредом: пострадали дети, а сами правоохранители, травмируя ребенка, об этом даже не задумались.

Вчера вечером владелец дома, где происходили события, прислал нам протокол, в котором указано, что Сергей сопротивлялся не в частном доме, а на улице.

Здесь, конечно, можно долго рассуждать, какой смысл вложен в фразу “пытался убежать”. Означает ли это, что Сергей не убежал и все происходило на улице? Тогда как нарушитель оказался в доме? И что, сотрудники ОВД в дом вообще не заходили? А на видео кто?

Мы постарались услышать мнение милиции. Как пояснил заместитель начальника Столинского РОВД по идеологической работе и кадровому обеспечению Алексей Козуля, с большой долей вероятности действия сотрудников милиции будет признаны правомерными. В настоящее время проверку проводит Следственный комитет, который даст оценку действиям как одной, так и другой стороны. В отношении самого задержанного гражданина решается вопрос о возбуждении уголовного дела по ст.417 УК РБ, поскольку решением суда ему было запрещено управлять автомобилем в течение пяти лет.

Евгений ГРАЧЕВ, ABW.BY
Фото предоставлено собеседниками

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: