Российская сторона не намерена воевать против Беларуси, а рассчитывает получить политический и военный контроль над страной без полномасштабной войны.

tanki1

В своей статье «Зачем армии России четыре тысячи вагонов для перевозок в Беларуси?» военный аналитик Александр Алесин утверждает, что планы российского Министерства обороны осуществить масштабные военные перевозки в Беларусь не свидетельствуют об агрессивных планах в отношении нашей страны. Однако, на наш взгляд, обоснование, которое приводит уважаемый автор, не выдерживает критики

Александр Алесин утверждает, что, по его подсчетам, того количества вагонов, которые планирует зафрахтовать Министерство обороны России, не хватит на переброску такого количества войск, которое будет достаточным для завоевания и оккупации Беларуси — их едва ли хватит даже для того, чтобы перебросить две полные танковые дивизии.

Мы не будем углубляться в подсчеты, которые в любом случае весьма приблизительны, поскольку состав перебрасываемых частей будет напрямую зависеть от тех боевых задач, которые эти части призваны решить. Отметим только, что даже если согласиться с расчетами А.Алесина, то размер контингента, который может быть перевезен согласно транспортным планам Минобороны России, составляет до 50% от размера Вооруженных сил Республики Беларусь.

Если добавить к этому те части и подразделения, которые могут быть переброшены авиационным транспортом (например, 76-я десантно-штурмовая дивизия), то группировка выглядит еще более впечатляющей.

Здесь же необходимо учитывать и ту часть военных поставок, которая проходит по секретным статьям и не отражена в открытых источниках информации. Поэтому реальное количество вагонов может оказаться, как минимум, в полтора раза больше заявленного в тендере Министерства обороны России, то есть до 6300 вагонов.

В них, даже с учетом расчетов Александра Алесина (2400 вагонов на танковую дивизию Вермахта), получается разместить 4-ю Кантемировскую танковую, 2-ю Таманскую и 144-ю мотострелковые дивизии.

Если учитывать территориальную распределенность беларуских войск, их потенциальную неготовность к отражению такой масштабной агрессии (если предположить, что они к ее отражению готовиться не будут из-за ее «невероятности»), то наступательный потенциал российской группировки войск выглядит не таким уж скромным. Однако главная причина нерелевантности оценок Александра Алесина состоит не в этом.

Реалистичные сценарии

Главная же причина состоит в том, что российская сторона не намерена воевать против Беларуси, а, как и положено в современных войнах, рассчитывает получить полный политический и военный контроль над Беларусью без полномасштабной войны с присущими ей издержками и потенциальными неприятными «неожиданностями».

Это может быть реализовано в рамках гибридных сценариев, подробно описанных в ряде наших публикаций, особенно — в августовском докладе Центра стратегических и внешнеполитических исследований «Беларусь в контексте противостояния Россия — НАТО». Кроме того, некоторую информацию о возможных сценариях дает нам изучение истории украинского конфликта, а также неудавшегося пророссийского государственного переворота в Черногории.

Вкратце общее русло этих сценариев можно описать таким образом. Россия хочет получить военно-политический контроль над Беларусью не «любой ценой», а только на «легитимной» основе. Такую основу может предоставить ей или согласие белорусского руководства на такой контроль (что невозможно по политическим причинам), или же сценарий легитимного ввода российских войск.

Последний может быть связан с тем, что беларуское руководство станет жертвой попыток насильственного свержения конституционного строя со стороны «прозападной», «националистической», «русофобской» оппозиции, которая на самом деле будет находиться под контролем Российской Федерации и ее союзников внутри Беларуси.

Такое выступление может быть подавлено действующей властью при «поддержке» Российской Федерации или же привести к свержению этой власти с последующим вводом российских войск в рамках «выполнения союзнического долга», или же предполагать какую-то иную вариацию (например, официальное приглашение российских войск какой-нибудь политической силой, претендующей на статус временно исполняющего обязанности руководства Беларуси).

В любом случае, данный сценарий предполагает свержение действующего главы государства в Беларуси и установление политического контроля над Беларусью раньше, чем военного, или одновременно с ним при вероятном применении гибридных инструментов (прежде всего, контролируемых Россией прокси агентов из числа «националистов», «нацистов», «ультрас», а также инфильтрованных элементов).

В рамках этого, наиболее реалистичного из пессимистичных сценариев, ввод российских войск для целей «восстановления конституционного порядка» будет предполагать не ведение полномасштабной войны, а установление контроля над территорией Беларуси при предполагаемом параличе системы управления военной организацией государства (по аналогии с хорошо известным «крымским сценарием»).

Данная операция будет предполагать ограниченные столкновения с элементами, осуществившими свержение власти (и в основном контролируемыми самой российской стороной), а также с частями и подразделениями Вооруженных сил Республики Беларусь, которые решили оказать сопротивление агрессии в условиях паралича системы военного управления.

Вполне очевидно, что для решения данного спектра задач количество войск, запланированных Минобороны России к перемещению на территорию Республики Беларусь, является более чем достаточным.

Более того, данный сценарий предполагает, что большая часть этих войск будет перемещаться на территорию Беларуси для постоянного размещения, а не для решения задач, связанных с установлением контроля.

При чем здесь учения?

Учитывая изложенное, следует признать также частичную релевантность высказанных А.Алесиным суждений. В частности, его внимание к проведению учений «Запад-2017» является вполне оправданным. И вполне возможно, что российская сторона планирует переброску такого количества войск (как минимум, двух полнокровных дивизий — мотострелковой и танковой) в рамках проведения крупных беларуско-российских учений.

Проблема, однако, состоит в том, что беларуской стороне об этих планах ничего не известно. Сценарий этих учений еще не разработан и уж тем более не согласован сторонами. А это, в свою очередь, означает, что одностороннее планирование Россией перемещения огромной группировки на территорию Беларуси, пусть даже под видом проведения учений «Запад-2017», является односторонним действием Москвы, призванным усилить давление на Минск и подорвать доверие к нему со стороны западных и китайских партнеров.

Является в той же мере, в какой таким же инструментом давления было «продавливание» Кремлем вопроса размещения российской авиационной базы в Беларуси в 2015 году. Тем более что Александр Лукашенко на встрече с генеральным секретарем ОДКБ Николаем Бордюжей сформулировал позицию, согласно которой совместные военные активности с Россией не должны восприниматься внешним наблюдателем как наступательные.

В таком случае «предложение» России о сценарии учений, предполагающем размещение такого огромного количества войск в Беларуси, является ничем иным, как ультиматумом беларускому руководству. Ожидание капитуляции Минска в данном вопросе и есть не что иное, как расчет на добровольное согласие Беларуси на ту самую оккупацию, для которой у России якобы нет сил и средств.

Арсений Сивицкий. Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований, руководитель программы исследования проблем международной безопасности, магистр философских наук, аспирант Института философии НАН, член Военно-научного общества Центрального дома офицеров Вооруженных сил Республики Беларусь, политический обозреватель газеты «Звязда». Специализируется в области международной безопасности, ситуационного и стратегического анализа международных процессов.

Юрий Царик. Руководитель программы российских исследований Центра стратегических и внешнеполитических исследований. Изучал международное право на факультете международных отношений БГУ. Работал в Информационно-аналитическом центре при Администрации президента, Министерстве информации Беларуси и подведомственных организациях. Специализируется на исследованиях в области внутренней и внешней политики России, евразийской интеграции, международного права, медиаполитики.

Арсений Сивицкий, Юрий Царик, «Белорусские новости»

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: