Жительницу Бобруйска Татьяну Бегунович укусил клещ. В больнице сказали не придумывать себе болезни, которых у нее нет. В результате женщина лечится (диагноз не называем по просьбе героини. – Ред.).

Что случилось?

Клещ укусил 54-летнюю Татьяну Бегунович летом 2017. В октябре она обратилась в бобруйскую поликлинику по месту жительства с жалобами на боль в позвоночнике и костях. Лечили ее там 21 день.

– Какие только мне диагнозы ни ставили: ревматизм, люмбаго, но только не клеща, – вспомнила Бегунович. – Когда уже совсем скрутило, меня отправили в бобруйскую центральную больницу. Я в первый же день сказала, что меня укусил клещ. Это было проигнорировано. На следующий день приходит врач на обход, и в палате при всех я еще раз сказала, что меня укусил клещ. Лечащий врач Екатерина Коханевич ответила, чтобы я не придумывала себе болезни, которых у меня нет, и назначила снимок грудного отдела позвоночника.

Со слов Бегунович, снимок был сделан, но лечащий врач, сообщая о результатах рентгена, сказала, что тазобедренный сустав у пациентки в норме.

– Какой тазобедренный сустав? Снимок же был грудного отдела позвоночника, – отметила Бегунович. — У меня к врачам большие претензии. Когда-то в больницу попала моя родная сестра, пролежала там 40 дней. К ней пришел врач, сказал, что она симулянтка, которая не хочет работать, что ее на следующий день выписывают. До следующего дня она не дожила, умерла в 38 лет. Поэтому когда мне сказали, что я что-то выдумываю, я была очень возмущена. Ночами не спала. Чтобы не будить соседей по палате, выходила на коридор и целую ночь ходила туда-сюда. Когда ноги уже от усталости подкашивались, пять минут сидела на кровати и опять ходила. Мне было больно и сидеть, и лежать. Я сходила с ума от боли.

Не почувствовав улучшения состояния здоровья после нескольких дней лечения, пациенты стали интересоваться, какие именно лекарства им дают.

Чытайце па тэме:  Что стоит за очередным самоубийством директора?

– Нам не говорили, что в капельницах, – вспомнила Бегунович. – Со слов врачей, они были двух видов: розовенькие и беленькие. Приносят лекарства. Спрашиваем, что это за таблетки? «Голубенькие и беленькие».

16 ноября, уже после своей официальной выписки, но еще находясь в больнице, Бегунович позвонила на «горячую линию» местного горисполкома.

– Подняла шум, подключились еще мои соседи по палате, каждому было, что сказать, – вспомнила женщина. – Рассказала, что в неврологии ни разу за все время не меряли давление. Так после этого врачи стали каждые два часа ночью мерять моей соседке Татьяне Колыско давление. Поднимали всю палату. Это была месть за то, что я позвонила на «горячую линию». Еще накануне выписки мне отменили все лечение, заведующая отделением Шлык орала, что все правильно отменили, что я симулянтка. Она выставила меня за дверь, и я, вернувшись в палату, позвонила в горячую линию.

Сразу после звонка Бегунович отправили к акушеру, инфекционисту, сказали сдавать анализы.

– Вызвали к начмеду (заместитель главного врача по медицинской части Наталья Кушнерова – прим. НВ). Она стала на сторону врача и заведующей отделения, – рассказала Бегунович. – Снимок тазобедренного сустава? Правильно сделали! Только потом все-таки признала, что это был снимок грудного отдела. На мое возмущение о том, что я не выздоровела, что последние двое суток совсем не спала из-за болей, Кушнерова сказала, что у меня работа – не мешки носить, а уроки в школе вести можно и с больной спиной. Шлык сказала, что боль сама пройдет через пару месяцев. Диагноз  поставили: вертеброгенная торакалгия (боль в грудной клетке, часто вызванная проблемами с позвоночником — прим. НВ).

Неверный диагноз

Чытайце па тэме:  Внезапная смерть молодого человека в больнице: как отреагировал Минздрав

После выписки Бегунович снова обратилась в поликлинику, ей дали направление на МРТ. Томография показала, что травм позвоночника у женщины нет, боль с этим не может быть связана.Тогда она обратилась в частный медицинский центр к неврологу. Врач выписал обезболивающее и успокоительное.

– К тому моменту у меня уже было онемение кожи, – вспомнила Бегунович. – Таблетки помогли, мне стало легче. А 5 декабря дочка обнаружила пятно у меня на ноге. Я пошла к дерматологу, та сказала, что ничего серьезного — через день-два пройдет. Не прошло. Я опять пошла к дерматологу, только на другую смену, показала пятно. Врач сразу уточнил, кусал меня кто-то или нет. Когда выяснилось, что был клещ, и отправила на анализы. Анализы подтвердили диагноз (диагноз не называем по просьбе героини. – Ред.).

К тому времени Бегунович уже написала жалобу на врачей центральной больницы в Минздрав. Комиссию по рассмотрению жалобы возглавляла замглавврача поликлиники № 6 г. Бобруйск Татьяна Олихвер.

Ответ на первую жалобу

– Она извинялась, выбивала место в инфекционке, где я лечилась три недели, –  рассказала Бегунович. –В Минздрав я написала еще одну бумагу, в которой отмечала, что не может человек, на которого я жалуюсь, входить в комиссию по рассмотрению жалобы. А начмед Кушнерова входила.

Поговорить с Олихвер не получилось: со слов главной медсестры поликлиники Светланы Новичковой, замглавврача сейчас в отпуске.

Чытайце па тэме:  Минздрав прокомментировал ситуацию с туберкулезом в Бобруйске

Бегунович записали на прием  к ведущему инфекционисту республики Игорю Карпову. Он посмотрел эпикризы и отправил пациентку в республиканскую больницу.

– Мне сказали, что лежать буду четыре недели, но я выдержала только две, –  вспомнила пациентка. –  Один антибиотик нельзя колоть больше десяти дней. Но при моем диагнозе нельзя ничего менять, он убивается чем-то одним. Я получила 86 доз антибиотика, и организм начал давать сбои: и желудок, и кишечник, и печень стала отказывать. Когда выписалась из Минска, к одной болезни добавился менингит, энцефалит, радикулит и невропатия. Плюс сейчас лечу печень, желудок, кишечник и т.д. А врачи просто не хотели услышать, что меня укусил клещ.

Ответ на вторую жалобу

 

Бегунович написала еще одну жалобу министру здравоохранения и оставила заявление в прокуратуре.

– Я попросила возбудить уголовное дело по факту халатности, принесшей вред здоровью, – рассказала Бегунович. – Считаю, что такие вещи оставлять безнаказанными нельзя.

Что говорят врачи?

Лечащего врача Коханевич в больнице найти не удалось. Со слов ее коллег, она сейчас в Минске на курсах. На рабочем месте не было и замглавврача больницы Кушнеровой. Женщина, представившаяся «временно исполняющей обязанности Кушнеровой», сообщила, что поговорить с ней получится только через неделю (разговор с и.о. состоялся 6 февраля). 7 февраля до Кушнеровой удалось дозвониться. От комментариев она отказалась.

– Вы, пожалуйста, меня извините, я по телефону ничего вам комментировать сейчас не буду. До свидания, – бросила трубку Кушнерова, не дослушав вопрос о возможности личной встречи.

Народная Воля

 

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: