До очередного экзамена перед народом осталось менее двух лет

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

 

Как первая ласточка не делает весны, так и первая коалиция оппозиционных партий, заявившая о необходимости «выдвижения единого кандидата на предстоящих президентских выборах», не дает старт очередному электоральному циклу.

Всему свое время. Электоральные циклы накатываются на республику-партизанку регулярно и в полном соответствии с Конституцией. Из этого факта, однако, не следует, что электоральные циклы завершаются выборами. Это составители Википедии понимают под выборами принятие избирателем одного решения из имеющегося множества вариантов. Но откуда следует, что выборы должны сводиться к выбору? Чем, к примеру, хуже отечественная практика сведения выборов к экзамену «перед народом, перед теми, кто доверил нам судьбу Беларуси»?

Как несложно догадаться, ключевое слово в цитате, позаимствованной у пятикратного бенефициара президентских выборов в Беларуси, – предлог «перед». Он подразумевает наличие четкой границы между голосующими и организаторами голосования. Этакой контрольно-следовой полосы, переступать которую запрещено даже официальным наблюдателям при подсчете голосов.

Результаты экзаменов оцениваются по оценкам, которые бенефициару выставляет экзаменационная комиссия, бенефициаром же и назначенная. Это главный момент, без которого невозможен был бы объективный подсчет голосов с заранее определенным результатом. Никакого отношения к текущему состоянии дел в стране результаты голосования, разумеется, не имеют. У них другая задача – подтвердить правильность однажды избранного курса и право его разработчика оставаться во главе непонятно куда движущейся колонны.

Чтобы не быть голословным, предлагаю обратиться к официальной статистике. За четвертый электоральный цикл (2006-2010) среднегодовой индекс реально располагаемых денежных доходов населения составил 111,9%, а уровень поддержки на выборах в декабре 2010 г., по данным ЦИК, – 79,65%. За следующую пятилетку (2011-2015) среднегодовой индекс роста доходов ужался до 106,3%, что позитивно отразилось на электоральной поддержке экзаменуемого: 11 октября 2015 г. его поддержало 83,49% избирателей. Вот что значит быть русским со знаком качества!

Или а) или б)

«От сессии до сессии живут студенты весело, а сессия всего два раза в год». Так пели студенты в годы моей молодости. Ничего сугубо советского в этих словах нет, если вспомнить, что международный студенческий гимн, история которого специалистами прослеживается до XIII века, начинается со слов «гаудеамус игитур» (лат. gaudeamus igitur – будем веселиться).

Насколько весело в перерывах между электоральными сессиями живут беларуские чиновники – мне ничего не известно, но в сессии им явно не до веселья. Недаром в качестве детонатора «цветных революций» часто выступали так называемые «опрокидывающиеся выборы».

Выборы – ахиллесова пята современных режимов, имитирующих демократию. Выборы проводились и в тоталитарном Советском Союзе, но на безальтернативной основе, что полностью исключало непредсказуемость результата, т.е. «опрокидывание».

Время, однако, не стоит на месте. Рассчитывать на международное признание безальтернативных выборов сегодня не приходится. Отсутствие же такого признания негативно сказывается на желании инвесторов вкладывать свои кровные миллионы в экономики авторитарных стран.

Тому, кто однажды встал на тропу имитации, трудно остановиться. Если человека сто раз назвать свиньей, он захрюкает. А если постоянно твердить о единстве беларуской нации и о преимуществах «беларуской модели экономического развития», то в это единство и в эти преимущества начинают верить не только объекты государственной пропаганды, но и ее субъекты.

Но вернемся к выборам. По мнению российского политолога Екатерины Шульман, «принципиальное отличие авторитарной системы от демократической состоит в том, что в авторитарной системе результат выборов предсказуем, а последствия непредсказуемы. А в демократической – наоборот. Эта неизвестность происходит с двух сторон. Со стороны самих избираемых – нельзя точно предсказать, как именно они себя поведут. И со стороны избирателей: иногда по итогам выборов избиратели принимают эти результаты и относятся к этому спокойно или равнодушно, иногда вдруг внезапно они начинают протестовать, как это было у нас в 2011 году, когда тоже никто этого не ожидал».

Есть ли шанс, что, вопреки сложившейся традиции, результат предстоящих президентских выборов в Беларуси окажется непредсказуемым?

Политолог Павел Усов считает, что «окно возможностей» может открыться для оппозиции под влиянием двух факторов:

а) Лукашенко вдруг уходит (разные причины);

б) Москва продвигает своего кандидата.

Иного не дано

Сведение проблемы демократизации Беларуси к конкретной личности – традиция отечественной публицистики. Корни этой традиции легко угадываются в естественном для массового сознания переносе бытовых представлений на социальные процессы принципиально иного масштаба. Логика тут простая: ведь если в семье роль ее главы велика, то и в государстве она должна быть соизмерима. Не зря же выход их «хаоса 90-х» начался в Беларуси после избрания первого президента.

Только примерно в те же сроки начался рост экономик и в других постсоветских республиках, причем, независимо от выбранного курса. Неужели всем народам одновременно повезло с лидерами? Вот и оставайся после этого атеистом!

Каким же ключом (отмычкой) может быть открыто «окно возможностей» для оппозиции в условиях авторитарного режима? Только массовой поддержкой. С польским профсоюзом «Солидарность» коммунисты были вынуждены сесть за стол переговоров не под влиянием аргументов, сформулированных интеллектуалами, а после того, как в профсоюз вступило более 10 млн человек. Иного не дано.

Такую массовость на языке марксизма-ленинизма принято называть «революционной ситуацией», а на языке социологов «Левада-Центра» – «переходом общества из состояния политической апатии в состояния политического возбуждения». Но какой термин не подбирай, ни «по щучьему велению», ни «по своему хотению» оппозиция возбудить общество до критического градуса не в состоянии.

Из этого факта, однако, не следует, что оппозиционерам следует сидеть сложа руки и ждать пока «опрокидывающиеся выборы» распахнут перед ними «окно возможностей».

Как отмечено выше, в 1988 г. 10 млн поляков вступили в профсоюз «Солидарность». Полагаю, он был не единственным профсоюзом в стране. А в 1994 г. во время первых и последних президентских выборов в Беларуси подавляющее большинство избирателей дружно проголосовало за оппозиционного кандидата, а не за премьер-министра.

Сегодня победу не того кандидата принято объяснять «рукой Москвы». Но божий дар не следует путать с яичницей, а желаемое выдавать за действительное. 90-е годы в России – это годы борьбы имперского центра с периферией за собственное выживание. «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Лучшей иллюстрации бессилия «царя Бориса», пожалуй, и не найти.

В «тучные нулевые» ситуация в России кардинально изменилась. Цены на нефть круто пошли вверх, что позволило распавшемуся на фрагменты ресурсному государству вновь собраться, подобно Терминатору из фильма Джеймса Кэмерона. В результате любые рассуждения о перспективах открытия «окна возможностей» без учета внешнего фактора потеряли смысл. Но кто сказал, что внешние факторы могут быть только со знаком «минус»?

Сергей Николюк, belrynok.by

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: