В течение 2014 года драматичная эскалация вооруженного конфликта в Украине обусловила рост приоритетности вопросов национальной безопасности в политической повестке дня в нашей стране.

belarus_nato11

Совершенно в новом свете предстали прежние злободневные вопросы необходимости перевооружения беларусской армии, развития территориальной обороны, обеспечения информационной безопасности, взаимоотношений с соседними государствами и давно анонсированного размещения на территории Беларуси новых военных объектов Российской Федерации. Подписанная 16 декабря минувшего года президентская Директива на оборону государства остается не публичным документом, однако в силу программного и особого характера такого правового акта его издание может свидетельствовать о том, что определенные выводы из украинского кризиса по отношению к совершенствованию национальной обороны руководством государства были сделаны.

Столь близкий для беларусов вооруженный конфликт неизбежно накладывает свой отпечаток на поиск путей развития беларусской доктрины национальной безопасности. Во многом события на востоке Украины искажают оптику, заставляя всерьез задумываться над теми вызовами, которые актуальны для актуального конфликта, однако могут и не иметь отношения к обеспечению национальной безопасности нашей страны.

Одним из вопросов, который дискутируется в Беларуси в свете украинских событий, являются перспективы изменения существующего блокового статуса нашей страны. Активные спекуляции о возможном вовлечении в украинский конфликт сил ОДКБ (а значит – и нашей страны как участницы этой организации), обсуждения зарубежной военной помощи Украине со стороны НАТО после сентябрьского саммита этой организации в Ньюпорте, рост негативного отношения беларусов к размещению на нашей территории российский авиабазы (по данным НИСЭПИ) – эти и подобные тезисы кладутся на стол в дискуссиях о перспективе военно-политической переориентации Беларуси.

Определенное в статье 17 Конституции Беларуси стремление нашей страны сделать свое государство нейтральным неизбежно направляет подобные дискуссии в русло выбора между двумя опциями: военно-политический союз с Россией (ОДКБ или его возможные производные в виде двусторонней системы безопасности) либо та или иная форма постоянного нейтралитета. Последняя опция выгодна для набора политических дивидендов и пользуется широкой поддержкой общественного мнения: недаром Александр Лукашенко так старательно выжимал максимальный имиджевый эффект от технической функции предоставления площадки для переговоров в Минске между участниками конфликта в Украине, а его оппоненты из оппозиционной коалиции «Народный референдум» включили вопрос о нейтральном статусе Беларуси в перечень вопросов для сбора подписей и проведения серии общественных слушаний.

Тем не менее, спектр возможных путей военно-политической ориентации очевидным образом не исчерпывается дилеммой «восток Vs. нейтралитет». Очевидно, что есть и третий путь – путь интеграции в западную систему региональной безопасности, которую в настоящий момент в нашем регионе воплощает Организация Североатлантического договора (НАТО).

Любые серьезные дискуссии об отношениях по линии Беларусь-НАТО вынуждают начинать с констатации субъективного противоречия между стереотипным представлением нашей страны как врага Запада, «части Оси Зла» и сложившимся реальным уровнем взаимодействия. Да, в традиционном лексиконе действующего беларусского руководства на внутренней арене термин «НАТО» неразрывно связан с понятием «угроза», этот альянс имеет «плохую прессу» и в целом непопулярен, вопрос о вступлении Беларуси в НАТО не рассматривается даже в отдаленной перспективе, а для единственной оппозиционной партии, которая имеет в своей программе тезис о вступлении в НАТО (Партии БНФ), он является скорее политическим маркером радикального выбора геополитической ориентации на евроатлантическую цивилизацию, нежели реально политической платформой. Тем не менее, и к удивлению многих ярых антизападников, Беларусь является ответственным партнером НАТО и одним из надежных участников расширенной программы НАТО «Партнерство во имя мира», на техническом уровне взаимодействие нашей страны и альянса осуществляется без сбоев, на уровне официальных документов НАТО не рассматривается нашей страной как источник военной угрозы, а с США как с одним из важнейших участников альянса рассматриваются вопросы участия Беларуси в важном региональном проекте по обеспечению региональной безопасности в Евразии путем углубленного участия в Северной распределительной сети.

Таким образом, несмотря на крайнюю политизированность любых упоминаний о НАТО в Беларуси и актуальную ангажированность нашей страны в другой блок ОДКБ, было бы не осмотрительно сбрасывать со счетов перспективы интеграции Беларуси в западную систему безопасности.

Ниже будут представлены несколько тезисов, объясняющих, в чем для Беларуси может состоять выгода от вступления страны в НАТО. Эти тезисы – не калькуляция плюсов-минусов и не взгляд профессионального военного. Это — политическая оценка преимуществ выбора определенной стратегии обеспечения национальной безопасности, который на данный момент не рассматривается в качестве актуальной опции по изложенным выше причинам. В данном случае мы определяем условия для своеобразного мысленного эксперимента с вынесенными за скобки вопросами геополитического порядка.

1. Вступление в НАТО будет способствовать модернизации и развитию беларусской армии. Беларусь должна вступить в НАТО как наиболее сильный, эффективный и надежный оборонительный альянс мира, в состав которого входят наиболее экономически и научно развитые государства, членство в котором, даст нашей стране доступ к наисовременнейшим военным стандартам и технологиям (как к существующим, так и к будущим). Большинство из этих инноваций не могут быть разработаны нашей страной самостоятельно, а многие не могут быть доступны и в союзе с Россией. Важно, что переориентация на НАТО будет означать неизбежную и радикальную реформу вооруженных сил, альтернативой которой является не некий иной путь реформирования, а тихая стагнация под сенью российского военно-политического зонтика. Неизбежной дилеммой ближайших полутора десятилетий для беларусской армии будет перевооружение и модернизация либо незаметная деградация и устаревание в силу естественных причин. Вступление в НАТО – это развитие армии, прозябание в ОДКБ – это консервация существующих изъянов.

2. С учетом предыдущего тезиса столь масштабное реформирование вооруженных сил не просто встряхнет беларусское военное командование от спячки, но и будет способствовать росту роли армии в политическом руководстве страны и в обществе в целом. При этом речь не идет о милитаризации страны, но о возвращении престижа армии и превращении его в уважаемый общественный институт-основу государственного строительства независимой Республики Беларусь. На данный момент беларусская армия не просто находится в подчиненном положении по отношению к политическому руководству страны, но и практически отделена от принятия решений по вопросам развития страны. Например, интересы армии находятся в подчиненном положении по отношению к интересам ВПК и интересам выживания сегодняшней хозяйственной модели, лоббистские возможности армии существенно уступают возможностям иных силовых структур. Вступление в НАТО будет означать что Вооруженные Силы Беларуси перестанут быть остатками советской армии, а станут локомотивом модернизации страны – и военному руководству придется принять на себя роль лидеров инновационного развития.

3. Опыт иных стран региона свидетельствует, что только вступление в НАТО может быть гарантией беспрепятственной интеграции государства в экономические и политические структуры объединенной Европы. Пример Украины и Грузии свидетельствует, что без интеграции в НАТО европейский выбор нации может столкнуться с противодействием Российской Федерации вплоть до военного вмешательства. Наоборот, страны, которые одновременно стали на путь интеграции и в НАТО, и в ЕС, смогли осуществить это без прямого вмешательства со стороны государства, считающего себя правопреемницей советской империи.

4. Безусловно, сегодняшний политический режим в Беларуси далек от тех принципов демократии, которые составляют одну из декларируемых ценностных основ североатлантического альянса. Однако, в истории НАТО были примеры, когда в состав альянса входили страны, весьма далекие от западного либерального понимания демократии (Португалия, Греция, Турция). Конечно, эти примеры достаточно давние, однако в зависимости от ситуации в мире подобная логика снова может быть взята на вооружение: членство в НАТО не находится в абсолютной зависимости от состояния демократии в стране. Это означает, что и при существующем внутриполитическом режиме Беларусь может взять курс на интеграцию в НАТО. Следует учитывать, что альтернативный блок ОДКБ в целом выглядит как союз автократий.

5. Вступление в НАТО не дороже, а дешевле постоянного нейтралитета, обеспечиваемого за счет собственных ресурсов. На самом деле расходы по реформированию вооруженных сил в связи с вступлением в альянс будут велики, однако они не идут ни в какое сравнение с ценой обеспечения национальной безопасности собственными силами. Кроме того, международная кооперация внутри альянса с учетом участия в нем крупнейшей военной экономики мира (США) позволяет достичь большего за меньшие средства. По сути НАТО опирается на глобальную ресурсную базу и наибольший в мировой истории военный бюджет. ОДКБ на этом фоне выглядит небольшой региональной автаркией, пытающейся опереться на собственные ограниченные силы.

6. Опыт Эстонии и иных стран свидетельствует, что вступление в состав НАТО не препятствует совершенствованию тех систем территориальной обороны, которые свойственны этим странам. Более того, опыт предыдущих конфликтов на территории нашей страны показал, что для Беларуси именно партизанская война с опорой на народные массы может быть более действенным подходом к обороне страны, нежели опора на кадровую профессиональную армию. С другой стороны, опыт участия военнослужащих в операциях в рамках сил альянса может гармонично дополнить и усилить основанную на территориальной обороне систему.

7. Вступление в НАТО будет способствовать преодолению тотальной зависимости от армии России в вопросах обеспечения безопасности нашей страны. Уже сейчас очевидно, что в сегодняшней модели беларусско-российского военного взаимодействия Беларусь занимает подчиненное положение. Опыт формирования единой системы ПВО, модернизации ПВО и ВВС свидетельствует, что РФ не будет вооружать беларусские войска бесплатно, а будет давить на официальный Минск с тем что бы добиться размещения на территории Беларуси новых частей российской армии, создания военных баз и передачи командования над объединенными военными группировками в руки России. Таким образом, если эти процессы будут продолжаться, Беларусь может целиком лишится армии, которая станет полностью подчиненная российскому командованию.

8. Вступление в НАТО поможет достичь баланса в обеспечении суверенитета нашей страны. Действительно, роль США в альянсе является доминирующей. Однако она не идет ни в какое сравнение с тотальным доминированием России в ОДКБ. И по объему военных расходов, и по мощи ВПК, и по сравнительной численности войск НАТО является значительно более сбалансированным союзом, основанным на участии многих сильных игроков (в отличии от ОДКБ, который может быть рассмотрен как союз, основанный исключительно на российской военной мощи). Не лишним будет напомнить, что силы НАТО никогда не применялись для разрешения конфликтов внутри стран-участников альянса.

9. В рамках НАТО (в отличие от ОДКБ) ведется совершенствование не только традиционных систем безопасности, но и систем защиты от новых угроз, таких как глобальные террористические сети, кибератаки и т.д. Беларусь в этой сфере может быть не только реципиентом, но и донором – так что сотрудничество с НАТО может быть взаимовыгодным.

10. НАТО – мировой гарант безопасности и его интересы, в отличие от ОДКБ, действительно глобальны. Более того, альянс вписан в широкую систему обеспечения глобальной безопасности, которая охватывает весь мир и основана на ряде многосторонних договоров либо соглашений между США и другими странами. При этом альянс имеет опыт создания как ситуативных коалиции разного масштаба (блок «войны против терроризма», антииракская коалиция, международные силы содействия безопасности в Афганистане) так и «дочерних» региональных систем безопасности (АНЗЮС, СЕНТО, СЕАТО). Одной из них вполне может стать ОДКБ, если России как лидеру этой организации удастся преодолеть противоречия и реваншистские стереотипы, а также сохранить собственную стабильность и военную мощь в регионе северной и центральной Азии. Беларуси с учетом ее регионального положения тактически невыгодно быть интегрированной в систему ОДКБ, чья зона ответственности (обусловленная существующими очагами напряженности в центральной Азии) далека от интересов национальной безопасности нашей страны.

Выбор пути реформирования системы национальной безопасности Республики Беларусь во многом будет зависеть от того, в каком мире это будет происходить, каковы будут глобальные факторы на тот момент, как будет устроена блоковая архитектура и каким путем будут разрешены существующие кризисы. В настоящее время происходит глобальное переосмысление существующих оценок многополярного либо однополярного мира, либо неактуальности блокового мышления в ситуации, когда основные угрозы глобальной безопасности исходят не от противостоящих государств, а от террористических сетей и иных ненациональных субъектов. Война всех против всех и противостояние военных блоков (которые вместо обеспечения региональной безопасности могут превратится в источник противостояния, угроз и нестабильности) может оказаться неприглядной изнанкой концепции многополярности.

Моментом, когда предложенные тезисы могут стать актуальными, сейчас представляется срок окончания аренды территории Беларуси, на которой размещаются действующие российские военные объекты. К 2020 году Беларусь должна определится с тем, какой выбор стратегии обеспечения национальной безопасности страна должна сделать: продолжать был неравноправным и подчиненным союзником России по чуждому нашим национальным интересам блоку ОДКБ, попытаться приобрести внеблоковый статус, либо стать на путь присоединения к самой мощной системе региональной безопасности на планете.

Мировая военная история свидетельствует, что нет ничего настолько изменчивого, как динамика военно-политических союзов, и в этой области возможны самые неожиданные повороты. Выбор стратегии присоединения к военным блокам должен делаться на рациональной основе, исходя из интересов и политической воли беларусского народа, а не в угоду геополитическим мифам и идеологическим стереотипам.

Источник: Юрий Чаусов, политолог, специально для Belarus Security Blog


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Leave a comment