Латвия и Литва поссорились из-за Беларуси. Латвии выгоден позитивный диалог с беларусами, а Литва опасается беларуской АЭС и добивается частичной энергетической блокады восточного соседа. И это далеко не единственная проблемная АЭС в регионе.

Игналинская АЭС была остановлена в 2009 году. За 26 лет работы оба энергоблока выработали 307,9 млрд кВт·ч электроэнергии

 

Эта история началась около 20 лет назад, когда балтийские страны еще только вели переговоры о вступлении в Европейский союз. К каждой из них Европа выдвигала особые требования. Литва, например, должна была закрыть Игналинскую атомную электростанцию.

“Это было нашим обязательством перед вступлением в ЕС – не только закрыть ее, но и остановить работу, разобрать реактор. А обязательством со стороны ее было участие в финансировании этого процесса”, – говорит Русской службе Би-би-си вице-министр энергетики Литвы Симонас Сатунас.

Комсомольская стройка

Жителям литовского Висагинаса – города-спутника АЭС – не всегда приятно вспоминать, что они тогда чувствовали.

“Обида, боль. Людям, по большому счету, работать больше негде, потому что весь город строился под эту АЭС. А потом ее взяли и закрыли, – рассказывает  житель Висагинаса Сергей, который все еще работает на Игналинской АЭС. – В этом городе больше не на что надеяться. Город умирает”.

Сотрудникам АЭС платят по 800-900 евро на руки

 

Сергей и многие другие работники Игналины буквально выросли на этой станции. Их родители, а иногда – и они сами, приехали на “комсомольскую стройку” еще в 70-х.

Сначала жили с подселением: на две семьи по четыре человека давали одну комнату с двумя кроватями и большим матрасом для детей. Потом расселили по отдельным комнатам, а потом выдали квартиры – и начиналась новая жизнь.

Для большинства она начиналась в Висагинасе, городе энергетиков. В центре – старый кинотеатр и гранит с контуром Литвы, рядом – счетчик Гейгера, напротив – фонтан в форме одуванчика, вокруг – советские многоэтажки. Прохожих немного, а вся жизнь сконцентрирована у местного магазина.

Артур, житель Висагинаса, рассказывает, что многие уехали из города еще в 90-е гг.

 

“Вот тут дом, где я жил, а рядом был кинотеатр. По вечерам, когда заканчивался последний сеанс, народ шел так, что их прям слышно было. А теперь ничего этого нет. Многие уехали еще в 90-е”, – рассказывает Артур, житель Висагинаса и бывший сотрудник Игналинской АЭС.

Вымирающий город

После распада СССР, а потом и постепенного закрытия станции, население сократилось почти вдвое: из 36 тысяч человек осталось 23 тысячи. Квартиры, о которых мечтали жители коммуналок 35 лет назад, сегодня стоят пустыми или продаются за несколько тысяч евро. Но для местных это вполне серьезные суммы.

Прохожих в Висагинасе немного, а вся жизнь сконцентрирована у местного магазина

 

“На Игналине платят по 800 – 900 евро на руки, а в городе все сидят на минималке. Если человек зарабатывает 700 евро, то он считает, что это очень хорошо”, – говорит Сергей.

Низкий уровень доходов – не единственная боль жителей Висагинаса. Проблема еще и в том, что зарплату им платят за то, чтобы разрушать все то, что 40 лет назад строили их родители.

“Гитлер Литву так не разрушил, как мы – станцию”, – к таким словам многолетних работников АЭС тут относятся с пониманием. Ни своего будущего, ни будущего своих детей многие из них в Литве уже не видят.

“Те, что постарше, думают, как бы дожить до пенсии. А вся молодежь думает, как бы отсюда уехать куда-нибудь, где больше перспектив и больше заработка. Хотя бы в Вильнюс, где есть жизнь, есть стройки. Я планирую уехать на дальнобой в Германию или Норвегию”, – продолжает Сергей.

Этого еще никто не делал

Проблем добавляет еще и неопределенность: никто из сотрудников АЭС не знает, сколько лет у него будет работа. Первый реактор был остановлен в 2004 году, второй – в 2009.

Но для того, чтобы полностью закрыть станцию, понадобится как минимум 21 год. Сроки менялись и раньше, не исключено, что они передвинутся снова. Дело в уникальности проекта: реакторы типа РБМК еще никто в мире не разбирал.

Для того, чтобы полностью закрыть станцию, понадобится как минимум 21 год

 

“Мощность реакторов гораздо больше, чем при аналогичных проектах в других странах. Уникальность проекта заключается еще и в том, что такой тип реакторов использовался только в СССР. Реакторы такого типа еще никто не разбирал. Технологически это что-то новое”, – говорит вице-министр энергетики Литвы Симонас Сатунас.

В то же время Европа понимала, что потянуть такой проект своими силами Литва не сможет. Сейчас национальное правительство оплачивает менее 12% – и это предел.

Поэтому европейские государства согласились оказать литовцам финансовую помощь. Однако сроки оказания этой помощи ограничены 2020 годом. Что будет дальше – непонятно.

“Мы бы сами не справились – это очень большие средства. Обязательства есть со стороны Евросоюза. Мы надеемся, что все это будет соблюдаться. Но мы знаем, что вызовы большие. Сейчас напряженная ситуация, исходя из бюджета”, – говорит министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус.

Зеленая лужайка

Если финансирование остановится или уменьшится, проект закрытия АЭС окажется под угрозой, более двух тысяч рабочих мест – под вопросом, а безопасность региона как минимум может вызвать некоторые опасения.

Сейчас сравнительно безопасными можно назвать только некоторые зоны АЭС.

К примеру, все желающие – включая журналистов – могут прогуляться по поверхности первого реактора, внутри которого еще недавно находилось ядерное топливо. Трогать тут ничего нельзя, включая выданную обувь. Выдают, кстати, не только обувь, но и одежду с каской. Поверх обуви – бахилы. На штатив для камеры – тоже бахилы. В турбинном зале добавляется респиратор.

Во годы эксплуатации Игналинская АЭС более чем на 60% покрывала потребности Литвы в электроэнергии

 

При позитивном сценарии к 2038 году тут появится так называемая зеленая лужайка – то есть территория станет полностью безопасной. Но даже если Европа продлит финансирование закрытия станции, то вопрос о захоронении отработанного ядерного топлива (ОЯТ) все еще остается открытым.

Сейчас часть ОЯТ уже находится во временных контейнерах на территории АЭС. Срок эксплуатации этих контейнеров – 50 лет. Что делать с ним дальше, никто толком не знает. Кто оплатит это хранение, тоже непонятно.

Понятно только то, что и этот проект Литва вряд ли сможет оплатить сама. По словам вице-министра энергетики Литвы Симонаса Сатунаса, размер необходимого финансирования пока неизвестен.

Общая головная боль

Вторая проблема, связанная с закрытием Игналины, – энергетический голод.

Во время эксплуатации литовская АЭС покрывала национальное потребление электричества более чем на 60%. Она же обеспечивала недостающее электричество в Латвии. После закрытия Игналины обе страны столкнулись с проблемой дефицита электроэнергии и были вынуждены закупать ее у соседей.

Латвия покупает у России и Беларуси около 10% электроэнергии и не собирается отказываться от этой практики. Литовцы, в свою очередь, импортируют около 70% электроэнергии. Но они предпочитают работать со скандинавскими странами. А вот беларускую электроэнергию Литва призывает блокировать на всех уровнях.

На этом фоне между соседями назревает конфликт. Литву не устраивает тот факт, что Беларусь строит АЭС в 50 километрах от Вильнюса. Литовцы считают этот объект крайне небезопасным. Официальный Вильнюс на законодательном уровне закрепил за Островецкой АЭС статус угрозы национальной безопасности и отправил в Беларусь уже пять нот в связи с различными инцидентами на строительной площадке.

“Претензий много, – говорит  глава МИД Литвы Линас Линкявичюс. – Надо было изучить воздействие на окружающую среду, надо было консультироваться с соседями – то есть, с нами. И надо упомянуть, что эта электростанция – российский проект. Я бы не исключил возможности, что он имеет не экономический, а политический и геополитический характер и цель – приостановить нашу синхронизацию с Европой”.

Но для того, чтобы позиция имела вес, ее должны поддержать соседи. “Это не только наша головная боль, но и региональная – потому что очень чувствительный объект, – продолжает Линас Линкявичюс. – Политическое понимание (со стороны Латвии) есть, но таких решений, как приняли мы, или заявлений, как сделала Польша, пока нет”.

Безопасность или транзит?

Латвия, в свою очередь, не видит причин для беспокойства и никого блокировать не собирается. И даже не уверена, что Литва юридически имеет основания это сделать.

“Вне зависимости от того, где находится АЭС, если она соблюдает все технические требования безопасности, то нет причин не покупать [электроэнергию]. В нашем распоряжении информации [о несоблюдении требований безопасности] нет. Мы живем в правовой среде, входим в ВТО. Не так просто взять и запретить торговлю”, – говорит Ольга Богданова, директор департамента рынка энергетики и инфраструктуры министерства экономики Латвии.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс в одном из своих интервью сказал, что позиция Латвии может быть связана с ее желанием получить беларуский транзит. В Латвии признают: транзит нужен, а отношения с Беларусью действительно портить никто не хочет.

“Экономическая конкуренция в регионе была всегда. Транзит – в наших интересах, как и в интересах Литвы. Мы ведем бизнес с соседними странами. А Беларусь работает над тем, чтобы привлечь грузопоток из Китая. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы использовалась в том числе и наша инфраструктура”, – говорит Илгварс Клява, глава дирекции двусторонних отношений с третьими странами МИД Латвии.

Несмотря на политику

А пока политики решают геополитические проблемы, жители умирающего Висагинаса едут работать на строительство Островецкой АЭС в Беларусь, несмотря на все опасения местных политиков.

Возвращаются с позитивными впечатлениями.

“Я в принципе хотел туда в эксплуатацию пойти. На постоянное место. Новый, красивый город строится. Тот микрорайон, что я видел, достаточно компактный: дома, дома, дома, в середине – школа со стадионом, садик, магазинчик”, – рассказывает Александр – житель Висагинаса, который провел несколько лет на строительстве АЭС в беларуском Островце.

В Висагинас он вернулся, когда тут родилась дочь. А вот увезти семью в Беларусь уже не получается. “Беларусь – это самый живой остаток Советского Союза. В некоторых вопросах пробиться очень тяжело. Там такое отношение, что Советский союз вспомнить надо”.

 

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...