В конце июня Палата представителей приняла в двух чтениях проект «Об изменении законов эффективного функционирования военной организации государства». Скорее всего, осенний призыв пройдет уже по новым правилам.

Мнения, высказанные по этому поводу, условно, можно разделить на экспертные и частные. Первые объясняют почему белорусской армии нельзя отказаться от призыва на срочную службу, вторые ставят под сомнение необходимость непрофессиональной службы в 2019 году. Общий характер всех замечаний – крайне критический.

Новый закон закрепляет право одной отсрочки от призыва при поступлении на учебу; усиливает репрессивные практики запретов выезда за границу для уклонистов; лишает права государственной службы для молодых людей, которые уклонились от срочной службы в армии.

В целом нужно отметить, что летний информационный фон способствовал авторам непопулярного законопроекта. В силу отсутствия сильных политических новостей, медиа максимально отработали «закон об отсрочках», однако значимого общественного резонанса данная тема не вызвала. 10 тысяч подписей, собранных практически за месяц под электронной петицией об отмене данной инициативы – довольно низкий показатель для общенациональной проблемы.

Экспертные мнения

В целом профильные эксперты сошлись во мнении, что ужесточение правил призыва в армию, шаг вынужденный, ожидаемый и не решающий проблем силовых структур в долгосрочной перспективе.

По мнению специалиста в области международной и европейской безопасности Дениса Мельянцова, «Министерство обороны решило, что в первую очередь есть проблема с тем, что люди слишком много учатся. Они могут поступать в четыре магистратуры последовательно, лишь бы уклониться от призыва». Мельянцов также проясняет контекст, собственно почему минобороны инициировало новый законопроект о призыве именно сейчас. «На сегодняшний день беларуская армия представляет из себя следующую картину: у нас примерно 40 с небольшим тысяч военного контингента, плюс где-то 15 тысяч гражданских, которые обслуживают военную инфраструктуру. Чтобы наша обороноспособность не снижалась и количественно армия оставалась примерно на том же уровне, нужно набирать около 11-15 тысяч человек в каждый призыв. В 2018 году эти планы впервые не были выполнены – в осенний призыв отправили меньше 10 тысяч».

Этой же динамикой в цифрах оперирует и заместитель председателя Постоянной комиссии по национальной безопасности Палаты представителей Сергей Бобриков: «Весной наши Вооруженные Силы были укомплектованы военнослужащими срочной службы на 67 процентов. Если бы мы не приняли закон, осенью этот процент, уверен, был бы уже около 30.

Первые эффекты от новых правил призыва стоит ожидать уже осенью, прогнозом с депутатами поделился министр обороны. «Мы на 90% сможем получить призывные ресурсы осенью и 50% – весной, – сказал министр Андрей Равков. – Ликвидацией отсрочек мы не решаем сразу вопрос, он все равно будет решаться постепенно».

Военный обозреватель Александр Алесин, с одной стороны соглашается с министром: ужесточение правил призыва – вынужденный шаг. С другой стороны, по мнению эксперта, данная мера крайне не своевременна. «Надо понять руководство Министерства обороны, которое выступает в роли пожарника – тушит огонь. Проблему надо было решать давно, как минимум, упущено лет 25. Я считаю, что предлагаемых мер недостаточно – не предусмотрены воспитательные меры. В государстве не велась системная работа. Считается, что в армию идут лохи – те, кто не смог устроиться в гражданской жизни. Такое общественное мнение очень вредит имиджу армии».

Пожалуй самое интересное обоснование необходимости увеличения призывников выдвинули эксперты Belarus Security Blog. По их мнению, рост запроса на призывные ресурсы вызван увеличением штата Госпогранкомитета. На фоне затянувшегося интеграционного спора с Россией, версия о том, что Минск постепенно готовит кадры для возобновления пограничного контроля на восточной границе, вовсе не кажется абсурдной.

«Есть одна причина нехватки срочников, которую публично не проговаривают. В ходе обсуждения проекта закона было озвучено, что поправки коснутся лишь 3000-3500 человек, что составляет 10-15% от общего числа лиц, подлежащих призыву. Экстраполировав эти цифры на известные данные о результатах призыва на воинскую службу в прошлые годы получается, что потребность силовых структур в солдатах-срочниках и резервистах выросла на 2,8-5,6 тыс. человек в год. Очевидно, это стало результатом роста штатной численности Госпогранкомитета ориентировочно на 2 тыс. военнослужащих. Остальных забирает армия, т.к. информации о росте штатной численности Внутренних войск МВД нет, а потребности КГБ в пополнении за счет военнослужащих срочной службы символические».

Частные мнения

Комментарии не специалистов в военной сфере, если из них исключить высказывание министра образования Игоря Карпенко (о том, что магистратура не обязательная часть образовательного процесса и беспокоиться не о чем), как раз таки и призывали обратить внимание на молодых людей, которые вместо второй ступени высшего образования будут вынуждены либо идти в армию, либо эмигрировать.

Дмитрий Курило, ex-сотрудник MSQRD, ныне сотрудник Facebook высказывает такую точку зрения: «Лично меня этот закон не коснётся, потому что я не живу в Беларуси. Рассматривал возможность вернуться, но срочная служба в армии – это то, что шло жирным минусом, мне 23 сейчас. Теперь и магистратура не поможет».

Аналогичный акцент на образовании делает еще один сотрудник IT индустрии Николай Марковник, генеральный менеджер VP Capital. «Самым главным врагом сегодня является низкоэффективная экономика. Для того, чтобы этого врага победить, нужно инвестировать в развитие бизнеса, в человеческий капитал, и в первую очередь в образование. Закон об отсрочках – это, скорее, шаг в обратном направлении».

Среди других негативных моментов, на которые обращают внимание эксперты, – ограничение на поступление на госслужбу мужчинам, которые не прошли срочную службу. На фоне кадрового кризиса всей системы управления в стране, это решение выглядит крайне спорным. «Среди госслужащих молодежь в возрасте до 29 лет составляет около 13%. Очевидный поколенческий разрыв должен, по идее, подталкивать власти к принятию мер по привлечению молодых людей в государственный аппарат. По крайней мере, на декларативном уровне этим занимается Администрация президента. Разработанный закон, таким образом, прямо противоречит этой политике», – пишет эксперт «Нашего мнения» Николай Буров.

А вот основатель TUT.BY Юрий Зиссер в отсутствии нужного количества призывников видит шанс для минобороны перейти от срочной службы к профессиональной армии. «Настало время серьезно изменить пропорцию призванных на срочную воинскую службу в пользу до зубов технологически вооруженных профи, каждый из которых в случае боевых действий может заменить дюжину или даже сотню «срочников». Самое интересное, что в Министерстве обороны это прекрасно понимают. Но почему тогда делают в точности противоположное: пытаются сохранить призыв на прежнем уровне вместо того, чтобы воспользоваться «демографической ямой» для углубления профессионализации армии в свете условий и угроз, возникших в последние годы? Если даже бюджету такая стратегия обойдется дороже, это – независимость нашей страны».

Учитывая приближающиеся выборы в Палату представителей, стоит ожидать, что к теме новых правил призыва в армию в публичном поле еще вернутся. Во всяком случае Анна Канопацкая и представители «Говори правду» уже анонсировали, что будут работать с армейской повесткой. Насколько широкой будет дискуссия и смогут ли будущие депутаты повлиять на решение Минобороны, прогнозировать сложно, однако на данный момент, более реалистичным представляются поправки, если новый закон не выдержит проверку на коррупционную составляющую. Борьба с коррупцией на низовых уровнях – это один из немногих триггеров, на которые центральная власть еще реагирует.

Аркадий Нестеренко, Наше мнение

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...