В случае аварии на Беларуской АЭС явно пострадает Вильнюс, Минск тоже окажется в зоне поражения. Так считает физик Юрий Воронежцев.

Безусловно, атомные электростанции сегодня – производительный способ получения электроэнергии в больших объёмах. Но у атомной энергетики существует и обратная сторона медали, которая, как показывает мировая практика, слишком дорого обходиться человечеству.

22 марта власти Беларуси утвердили план защитных мероприятий в случае аварии на Островецкой АЭС.

Учитывая весь печальный опыт человечества в сфере атомной энергетики и собственные уроки истории, сможет ли данный документ, в случае чего, минимизировать последствия и обеспечить максимально возможную безопасность сотрудников атомной станции и людей, живущих на близлежащих территориях?

Для того, чтобы прояснить суть этого документа, Беларуская праўда  обратилась к специалисту, который лично знаком с подобными ситуациями и имеет представление о вероятных последствиях. Физик, кандидат технических наук Юрий Воронежцев был членом комиссии по расследованию причин аварии на Чернобыльской АЭС.

Юрий Воронежцев, TUT.BY

 

Куда бежать? Где прятаться?

– В материалах плана безопасности достаточно стройно и красиво всё изложено и, на первый взгляд, человеку не знакомому с историей развития атомной энергетики и со всем, что связано с этой отраслью, покажется, что всё нормально.

Мне довелось видеть очень много материалов, касающихся последствий не только взрыва на ЧАЭС, но и всех тех аварий, которые происходили в мире на атомных станциях и на объектах, связанных с атомной энергетикой. Поэтому я расцениваю подобного рода агитационный материал как «лапшу на уши», в нём отсутствует очень важные звенья. Дело в том, что не освещён аспект, связанный с отходами атомной станции и той опасностью, которую они представляют. Лично я не доверяю подобным материалам, – отмечает эксперт.

«Разработчики реактора в Чернобыле утверждали, что он настолько безопасен, что его можно ставить на Красной площади»

Что касается уровня безопасности реактора, то, конечно же, он намного безопаснее того, который взорвался на Чернобыльской станции. Это реактор совершенно другого типа. И в этом, и в других материалах расписаны его преимущества — это два контура безопасности, ловушка расплава, защитное сооружение. Примерно то же самое говорилось и разработчиками РБМК про тип реактора на ЧАЭС. Они утверждали, что реактор настолько безопасен, что его можно ставить на Красной площади.

«Переработка 1 кг отходов стоит порядка 1000$. Маловероятно, что строительство станции окупится»

Власти не указывают в документах, как именно будут поступать с отходами атомной станции. Пишут только, что поскольку Россия будет поставлять ядерное топливо, то она же будет его и забирать на переработку, но на самом деле всё совсем не так. Практически нигде вы не прочитаете, что отработанное топливо в виде блоков, по мере выгорания, через 3-4 года будет извлечено и помещено в специальные бассейны, которые представляют собой достаточно сложные сооружения с охлаждением и улавливанием газа.

Эти тепловыделяющие блоки будут продолжать «жить» рядом с действующим реактором, поскольку они намного радиоактивнее по сравнению со «свежим» топливом. Они будут годами находиться на территории атомной станции, ведь транспортировать их нельзя, это слишком опасно. Нет просто-напросто такого транспорта, чтобы подобное перевозить, но об этом никто не говорит и не пишет. Я видел эти бассейны – жуткое зрелище.

Через несколько лет эти отходы могут повезти в Россию на тот же «Маяк» на переработку. Из них извлекут плутоний для своих нужд, а остатки вернут обратно. Никто там захоронения делать не будет. И где в итоге будет захоронение и сколько это будет стоить, об этом нигде не написано. А хранение отходов – это весьма опасное мероприятие.

Например, тот случай на комбинате «Маяк» — взрыв всего лишь одной цистерны с отходами, в результате которого образовалась территория загрязнения в виде классического эллипса, характерного для взрыва ядерной бомбы, т.е. это была так называемая «грязная» бомба. И никто в мире не знает, что делать с этими отходами. Лучшие дорогие хранилища рассчитаны максимум на сто лет.

«Решение о строительстве Островецкой АЭС – чисто политическое»

Нигде в мире первоначальная заявленная стоимость строительства атомной станции не совпадала с окончательными расходами. Учитывая, что решение о строительстве Островецкой АЭС чисто политическое, то многие расходы не принимались во внимание. Ведь атомная электростанция – не только реактор и корпус, это ещё и перевод всех сетей энергосистемы страны на повышенную мощность, потому что существующие линии электропередач не способны передавать энергию таких объёмов: нужно строить новые ЛЭП, нужно строить дополнительные резервные мощности. Связано это с тем, что атомный реактор – это не ТЭЦ, где, грубо говоря, прикрутил кран, газа стало поступать меньше и, соответственно, понизилась производимая мощность. С реактором всё по-другому, он разогнан до определённой мощности. и ночью, когда потребителей становится меньше, никакой кран не прикрутишь, он будет вырабатывать электроэнергию, которую нужно будет куда-то утилизировать. Между прочим, переработка 1 кг отходов стоит порядка 1000$. Поэтому маловероятно, что строительство станции окупится. К тому же как это произойдёт, если вдруг никто не станет покупать у нас электроэнергию?

«В случае чего, Вильнюс явно пострадает. И Минск тоже»

В случае нештатной ситуации распространение радиоактивного облака в зависимости от розы ветров может достигать сотни километров. В сравнении с результатами аварии на ЧАЭС, выселенные деревни находятся на расстоянии 200 км на север от станции. Получается, что в случае аварии Вильнюс явно пострадает, и Минск тоже. Конечно, не хотелось бы, чтобы это произошло, да и разработчики утверждают, что это совершенно невозможно.

С другой стороны, у меня много вопросов к уверениям о безопасности этой станции. К примеру, есть статистика, что в мире существует столько-то тепловых электростанций и на них происходило столько-то аварий и катастроф. Есть статистика аварий на гидроэлектростанциях, можно узнать, сколько людей пострадало и в результате чего. В России лет 10 назад была авария на большой ГЭС, где погибло 15 человек. Это, безусловно, трагедия, но авария на атомной станции – всегда глобальная катастрофа, которая затрагивает миллионы людей по всему миру.

В коммерческих целях (для продажи электроэнергии — Ред.) атомные электростанции используют только последние 50 лет. За это время произошло две глобальные катастрофы и множество аварий, о которых не пишут, не говорят, пытаются не придавать им значения, о них знают только специалисты. К примеру, одна из значительных аварий произошла под Будапештом, на станции Пакш, в 2003 году. Об этом умалчивают, хотя там чуть не случился взрыв. Авария на Три-Майл-Айленд в США, на комбинате “Маяк” в России и т.д. Статистика показывает, что это крайне небезопасная технология.

«Атомная энергетика развивается только в странах третьего мира»

На данный момент в мире не увеличивается количество атомных реакторов, несмотря на то, что их строят в странах третьего мира. В Европе в стадии строительства, кроме БелАЭС, есть Олкилуото в Финляндии, которая строится уже более 10 лет, и сроки окончания строительства неоднократно переносились. Учитывая то, что возводившая ее корпорация обанкротилась, возможно, её так и не достроят. Ещё во Франции и в Великобритании пытаются что-то построить, но в Германии через 4 года не будет ни одного реактора, в Италии давно отказались от атомной энергетики, там нет работающих станций, а Австрия вовсе не импортирует электроэнергию, которая произведена на атомных электростанциях. Через лет 20 в Европе останется всего пара стран, где будут работать АЭС, помимо Беларуси. В США с 70-х годов прошлого века не развивался ни один атомный проект. Там строили 4 новых реактора, но их законсервировали, поскольку подешевел водород. В итоге получается, что атомная энергетика развивается только в странах третьего мира, где не так тщательно подходят к проблемам безопасности в сфере экологии и охраны окружающей среды.

Осталось совсем немного

По информации Белта, уже в 4 квартале следующего года планируется начать поставки электричества в общую сеть, выработанного на блоке №1 Беларуской АЭС. Уже этим летом начнутся гидравлические испытания с циркуляционной промывкой, а в корпус реактора будет установлена имитационная зона (имитирует реальное ядерное топливо — Ред.).

Цена использования атомной энергетики весьма высока — здоровье и жизни миллионов людей, а также радиационное загрязнение, которое порождает зоны отчуждения на несколько десятков, а то и сотен лет.

Человек использует «мирный» атом в промышленных и коммерческих целях относительно недавно, но за это время был получен горький опыт, который демонстрирует, что не такой уж он и мирный. С самого начала атомной энергетики, примерно с середины прошлого столетия, тянется череда трагических событий, и некоторые из них ещё долго будут напоминать о том, стоила ли игра свеч.

Одна из таких трагедий не обошла стороной и Беларусь, оставив горький след и миллионы гектаров земли, загрязнённой радиоактивными элементами. Масштабы последствий аварии на Чернобылькой АЭС настолько значительны, что ее без преувеличений можно назвать национальной трагедией.

А для Гомельской области словосочетание «знак беды», которое по ироническому совпадению является названием произведения Василя Быкова, стало не просто метафорой, но и конкретным символом, предупреждением об опасностях, которые влекут за собой посещения заражённой зоны.

Андрей Подоляк, Беларуская праўда

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: